• Четверг 06.05.2021
  • Харьков +7.89°С
  • USD 27.73
  • EUR 33.28

Врач, отрицающий вакцинацию, – это священник, который отрицает Бога – доктор Комаровский

Интервью    4099
Врач, отрицающий вакцинацию, – это священник, который отрицает Бога – доктор Комаровский

Знаменитый харьковский педиатр Евгений Комаровский стал гостем программы “Информационный вечер” на телеканале Simon.

В интервью доктор Комаровский рассказал о взаимосвязи между желанием ездить на Mercedes и прививаться Pfizer, отличии украинских карантинов от локдаунов в Европе, о том, почему поверил в Зеленского и что ему советовал. Приводим выдержки из этого разговора.

“Были сомнения, имею ли я право делать себе вакцинацию”

– Недавно вы сделали себе прививку индийской вакциной CoviShield. Как себя чувствуете?

– Я уже забыл о том, что делал себе прививку. Нормально себя чувствую. Периодически выхожу, конечно, на связь с Биллом Гейтсом через чип который мне вживили (улыбается). Очень все хорошо, нормально, обновляюсь. Все прекрасно.

– Были ли у вас сомнения относительно того, делать ли прививку? Или, возможно, дождаться Pfizer или какую-то другую?

– У меня как раз сомнения всякие разные были в каком плане: имею ли я моральное право делать себе вакцинацию? Поскольку в Харькове, в Украине есть огромное количество людей, которым гораздо хуже, чем мне. Риск больше, чем для меня. Поэтому сомнения у меня были. Но когда я смотрел статистику, какими темпами продвигается вакцинация в нашем городе, то, скорее всего, эта вакцина может просто пропасть. Поэтому я имею моральное право ее получить, и я ее получил.

Что касается выбора вакцин, то я четко понимаю что Pfizer я смогу себе купить не раньше середины лета – конца осени, потому что к этому времени закончится вакцинация в США, будет на подходе окончание вакцинации в Европе. И к этому времени я рассчитываю на то, что на рынке будет свободная вакцина, которую можно будет за деньги купить.

Я не хочу рисковать, я хочу жить спокойно. Я всегда много ездил, много выступал. Как только границы откроются, у меня лет на 5 будет расписан план лекций по всему миру. Мне бы не хотелось подводить людей и лежать с коронавирусом.

“Не знаю ни одного человека, который работает с ковидными пациентами и не переболел”

– Вообще интернет-сообщество неоднозначно восприняло вакцинацию доктора Комаровского. Комментарии оставляли далеко не всегда лестные. А как, например, врачи отреагировали? Мы видим, что у нас даже в инфекционных отделениях медики далеко не всегда хотят делать прививки. Возможно, с коллегами общались по этому поводу?

– Я не знаю ни одного человека, который работает с ковидными пациентами и не переболел. То есть они все переболели. Они точно могут претендовать на Pfizer. Люди, которые на переднем крае борьбы, которые в ковидных отделениях, должны, просто обязаны первыми получить Pfizer, который зашел в Украину по программе Covax. Люди, возможно, надеются на это. Люди, вероятно, думают, что Pfizer лучше чем AstraZeneca. Лучше или не лучше – никто сейчас не знает, потому что “лучшесть” вакцины определяется тем, какая будет защита через месяц, 2, 4, 5, 6… Мы сейчас ничего об этом не знаем. Просто тот пример, что Израиль, который склонен брать для своего народа самое лучшее, пошел по пути Pfizer. А чем мы хуже? Для нас AstraZeneca, я считаю, нормальный выбор.

Я глубоко убежден, что врач, который в публичном поле отрицает вакцинацию – это священник, который в публичном поле отрицает Бога. Это неприемлемо совершенно. Но я вижу, как работает вакцинация, вижу к чему это приводит. Я расстроен ситуацией с вакцинацией именно в Украине, потому что 150тысяч заболевших корью ничему не научили. Даже смерти от ботулизма и отсутствия сыворотки ничему не научили. Я считаю, что проблема с вакцинацией существует последние лет 15. В 2007- 2008 годах я писал о том, что нам необходимо заседание Совета национальной безопасности и обороны по поводу ситуации с вакцинацией.

“Больше всего мы хотим от государства, чтобы оно нас не трогало”

– То есть вакцинация против коронавируса лично вас никак не беспокоила?

– Совершенно никак, я всем рассказал заранее, Представьте, что есть 100 тысяч человек в нашем городе. Просто взяли, например, район Алексеевка. Вот в этом районе обязательно каждый день кто-то умрет от инфаркта, кто-то – от инсульта, кто-то попадет под трамвай… Вот мы взяли и всем этим 100 тысячам человек сделали прививки. Но теперь они уже умрут не просто так, а “после прививки”. Значит, кто будет виноват? Прививка!

Мы должны были быть к этому готовы, учить людей. Мы должны информационное поле вокруг вакцинации создавать годами. Государство продолжает выяснять отношения с людьми и делить народ. Эта тема никого не интересует, и сейчас никого не интересует.

– Вы считаете это безграмотность людей? Это нежелание брать на себя ответственность?

– Тут комплекс факторов. В нашей стране вакцинация — это государственное дело. Государство противопоставляет себя людям со времени создания государства Украина. Я не могу сказать, что государство СССР было каким-то другим, но оно хоть декларировало какие-то социальные ценности. В Украине социальные ценности не декларируется, их нет. Люди, которые идут в политику, таких слов, как “дети”, “прививки”, “акушерство”, “беременность”, “врач” – не знают по определению. Они говорят про языки нефть, газ, про НАТО, про что угодно. Но тема детей и прививок их не интересует. Мы долгие годы находимся с государством в состоянии конфронтации. Больше всего на свете наш человек хочет от государства чего?

– Мне кажется, что нужны быть какие-то социальные гарантии.

– Я вам открою глаза. Наш человек знает, что главных своих функций: лечить, учить, защищать – государство не выполняет. Поэтому мы больше всего мы хотим от государства, чтобы оно нас не трогало. И вдруг это государство, которое нами не занимается, вдруг оно озаботилось нашей вакцинацией. Мы начинаем думать: интересно, они купят нам лучшую вакцину или они сейчас на ней заработают? И будут ли они за ней следить? У нас куча сомнений.

Завод в Индии – самое современное предприятие по производству вакцин в мире

Если бы я проводил коммуникацию, я бы сказал: “Ребята, закупки, при которых мы не можем назвать цену, нас никак не устраивают в нашем обществе. Это дискредитирует вакцинацию”. Если вы планируете брать вакцину в Индии, то почему вы не можете сразу показать этот завод? Круче завода по производству вакцин не существует! Это самое современное технологическое предприятие по производству вакцин в мире.

Если бы у меня спросили, я бы сказал: “Давайте каждый вечер вы прекратите ваши мерзкие ток-шоу с выяснением отношений и депутатским мордобоем. С оскорблениями и стравливанием людей. Давайте каждый вечер, хотя бы раз в неделю, по каждому каналу хотя бы один вечер посвящать коронавирусу, вакцинации, эпидемиологию информированию”.

– Но вас не спросили?

– Им нет смысла меня спрашивать. Я же то, что им надо, делаю и так. Я свой долг перед этой страной выполняю на 150%, несмотря на крики патриотов, которые учат меня жить и любить Украину. Вопрос в том, что президент, который находится с Комаровским в личных отношениях много лет, мог бы оторваться от своих советников и спросить, что же надо делать, как это надо делать? Но образ мыслей человека, который поднимается хоть на одну ступеньку по социальной лестнице, меняется принципиально. А который взлетает на верхушку – это уже другой человек в принципе.

“Ни божьих заповедей, ни морального кодекса”

– У нашей власти был целый год, чтобы провести адвокацию вакцинации. Ведь все понимали, что вакцина будет – может, и не настолько быстро, но будет. Так что время было…

– У нас есть каналы, которые регулярно создают программы с осуждением вакцинации и таких программ не меньше тех, которые говорят, что надо “за”. Вопросы вакцинации на сегодня – это тема национальной безопасности. И Совет национальной безопасности хотя бы сейчас, когда вакцинация определяет, откроется страна или не откроется, насколько будет выражена третья волна (или четвертая, или пятая, или шестая – которая будет обязательно). Это было бы надо сделать давно. Я в принципе считаю, что тот факт, что хотя бы в Харькове пригласили депутаты на сессию Комаровского, захотели узнать, что, как, – это уже положительный симптом. Хотя бы пусть депутаты поучатся, как нужно коммуницировать, как отвечать на вопросы, потому что они на переднем плане общения с людьми.

– Они каждый день встречаются со своими избирателями и могут донести, что эта антипропаганда вакцины – это не очень хорошо. Социальные сети, из которых мы с утра до ночи слышим негатив по этому поводу, скажите, возможно это как-то остановить?

– Ничего с этим не сделаете. Если вы напишите о том, что привились и хорошо себя чувствуете. Ну и что будет? Ну, поставят вам 5 лайков. А если вы напишите, что ваша соседка привилась, и после этого у нее отнялись ноги, то у вас там будет прямо ажиотаж. Любая новостийная служба это вам подтвердит: если вы рассказываете, как открылся детский сад – ну, и ладно, кого это интересует. А вот когда сгорел детский сад! Вот тогда у вас будут рейтинги, просмотры и комментарии.

Так человек устроен. Поэтому для этого существует государственная информационная политика поощрения одних новостей и осуждения других. Существует мораль. С моралью большие проблемы. Это все не преподается. Сначала у нас были божьи заповеди. Потом был моральный кодекс строителя коммунизма. А потом все это кончилось: ни божьих заповедей, ни морального кодекса – ничего этого не осталось. Выживает сильнейший. И идеология национального злорадства – она процветает.

“Когда депутат скажет, что он привился Pfizer – то он совершил преступление”

– Распространенный вопрос: когда человек делает прививку CoviShield или Sinovac, сможет ли он сделать вторую вакцинацию другой вакциной?

– На сегодня нет данных о взаимозаменяемости этих вакцин. Если, например, вакцина AstraZeneca производятся в Европе, в Корее и в Индии. Эти все варианты AstraZeneca считаются взаимозаменяемыми. В Украину первая партия зашла из Индии, вторая зашла (370 тысяч доз, насколько я знаю) из Кореи. Это абсолютно взаимозаменяемо. Но Sinovac и AstraZeneca а не взаимозаменяемы.

Более того, если для Sinovac повторная вакцинация рекомендуется через 2-3 недели, то для AstraZeneca – через 3 месяца.  Даже схема вакцинации разные, там механизм действия разный. Поэтому на сегодня мы в принципе об этом не говорим.  Очень активно сейчас в Великобритании, в Оксфорде проводятся испытания именно с добровольцами по взаимозаменяемости вакцин. Но на сегодня у меня нет ответа на этот вопрос.

– Я знаю, что вы обращались к депутатам, политиков, чтобы они не пытались где-то приобрести Pfizer, который в небольшом количестве пришел в Украину. Как вы считаете вообще такое возможно?

– Тю. Смотрите, вы – медсестра с зарплатой  5000 грн в месяц (это вам повезло, у вас высокая зарплата), и вас отправили вакцинировать Pfizer в какой-то дом престарелых…

– А там никто не хочет…

– Хотят – не хотят, это не важно. А там лежат несчастные старики, никому не нужные, всеми забытые, которым все равно, чем вы их привьете – привейте хоть чем-нибудь. И вы звоните своей подружке и говорите: “Лена, давай мне сюда 10 доз Sinovac, я этих дедов привью. А я тебе дам Pfizer, каждый по 1000 грн – уколем депутатов”. Так вот они так и сделают. Такое возможно, вполне. Только депутаты после этого начнут писать: “Вау!” Для нас очень важно – это ментальная такая особенность: выпендриться. “Быдло” ездит на ŠKODA, или на Volkswagen, или на каком-нибудь Chevrolet – но я же крутой, я же езжу на Mercedes. Все должны знать, что я езжу на Mercedes.

Поэтому, если вы все прививаетесь AstraZeneca и Sinovac, то я привьюсь Pfizer – и ничем другим. Для меня это круто. Поэтому я говорю, что каждый раз, когда депутат скажет, что он привился Pfizer – то он совершил преступление. То есть он привился Pfizer, который был ему не предназначен – это раз. Но если он привился этим Pfizer, значит, кто-то его у этих бедных стариков украл. Или у врачей на передовой. Так что вы должны знать, что каждый публичный человек, привитый  Pfizer, у кого-то этот Pfizer украл.

– Или он лично купил у того, кто украл.

– Если вы покупаете ворованное, вы – тоже соучастник преступления.

На самом деле, я вам честно скажу, что если Pfizer в 10 или 20 раз дороже чем Sinovac, то в Украине было бы правильно попросить того же Covax: “Ребята, не надо нам 58 000 доз Pfizer. Дайте вместо этого миллион Sinovac”.

Ну, может быть, подсчитать, сколько у нас врачей на переднем краю. Я бы прививал только их. В домах престарелых совершенно спокойно можно использовать Sinovac. Он совершенно нормально переносится. И там небольшой интервал между дозами – не 3 месяца.

Я ничего не имею против того, чтобы люди, значимые для государства, прививались нормальными вакцинами. Кстати, в Украине сейчас, насколько я знаю, этот закон изменен. Но в рекомендациях по вакцинации, которые существовали в эпоху Советского Союза (в частности, по вакцинации от гриппа) были рекомендации о том, что вакцинация от гриппа рекомендована детям до 6 лет, людям старше 60, лицам с определенными болезнями, государственным служащим. То есть тем, кому нам опасно потерять. То есть теоретически президент, весь Кабмин, СНБО должны быть привиты максимально быстро, максимально качественной вакциной, потому что эти люди нас защищают. Только у нас нет такого закона. Но у них даже ума не хватило это принять.

У нас в стране есть еще такой некрасивый нюанс, но он работает. Как только люди в стране видят, что вся верхушка вакцинируется поголовно – они все хотят вакцинацию. То есть у нас сделать людей лояльными к вакцинации, чтобы они хотели прививку – это значит сделать так, чтобы прививались вот эти, которые наверху.

“Дети будут после рождения вакцинироваться от коронавируса”

– Мы видим, что сейчас намного более активно, чем в прошлом году, болеют дети…

– И эта тенденция будет сохраняться, потому что по мере того, как переболевают взрослые, вакцинируются взрослые, основным сосредоточением вируса будут дети. Неудивительно, что сейчас и Pfizer уже активно начал испытания среди подростков и детей. Мы к этому придем. Это не так отдаленно, это один-два года. И дети будут после рождения вакцинироваться от коронавируса.

– У меня ребенок в младшей школе. Мы видим, что карантинные ограничения не действуют для 1-4-х классов. При этом дети этого возраста начали болеть. Как сделать этот выбор родителям между здоровьем и образованием?

– А кто это знает? Как можно ответить на этот вопрос?

– Вы как педиатр, что советуете: сидеть дома, пока вакцины не будет?

– В чем основной риск? Риск в том, что легко болеющие дети заражают взрослых. Являются полем для мутации вируса. Мы все надеялись (и ученые всех стран), что мы коллективным иммунитетом эту тему закроем за 1-2 года. Не получилось.

Мы пришли к тому, что если мы хотим не включать механизмы естественного отбора, не убивать слабых и вернуться к нормальной жизни, то у нас есть, к сожалению, только один механизм возврата к нормальной жизни. И Израиль уже всему миру этот образец продемонстрировал.  Привили большинство населения – все, заболеваемость упала в сотни раз. Вот вам образец, как выйти из этой ситуации.

Казалось бы, большинство жителей страны понимают: так дальше жить нельзя, мы не имеем экономической подушки безопасности, мы не можем ждать, мы просто с голоду вымрем. Дети сидят по домам, родители не могут работать. Мамы в психозах, дети психи.

Недавно я брал интервью с учителем, точнее – учитель у меня. Мы обсуждали проблемы школы. Все учителя говорят: катастрофа с детскими переломами. Дети не двигаются. Отсутствие мышечной активности нарушает работы костной ткани. Это законы. Эпидемия переломов среди детей. Почему? Потому что они сидят дома, нет физических нагрузок. Они дрыгают ногами, только когда снимают роли для Tik Tok. Больше никогда. Это жизнь.

У страны есть на сегодня только один способ закрыть этот кейс: стать поклонниками вакцинации.

Дания отказалась от вакцины AstraZeneca. Что бы я сказал, если бы я был президентом? Я бы позвонил премьер-министру Дании и сказал: “А не могли бы вы передать AstraZeneca, которая вам не нужна, несчастной Украине?”

Норвегия остановила вакцинацию AstraZeneca – дайте нам. Решение можно найти, если за каждым государственным решением не стоит вопрос, что мы можем на этом заработать.

“Какой смысл закрыть фитнес и оставить открытым метро?”

– Протоколы лечения успевают за изменением штаммов коронавируса?

– Лечение в очень малой степени меняется от того, как называется конкретный штамм.

– А что меняется тогда?

– Эпидемиология. Вероятность, интенсивность, с которой вирус распространяется. В некоторых случаях может изменяться тяжесть болезни, но тяжесть болезни не меняет протоколы лечения.

– В целом возможно ли хотя бы немного этими карантинными мероприятиями сдерживать волну? Мы же понимаем, что рано или поздно вакцина приедет, что-то изменится в голове у людей…

– Люди захотят путешествовать в конце концов, а их без этого не пустят никуда.

– Все же будут ковид-паспорта?

– Я уверен что будут. Просто я ж боюсь, что в Украине их начнут продавать. И потом скажут, что у нас не действуют украинские паспорта, что нужны паспорта международного образца, которые будут выдавать бизнесмены в аэропортах… Тут куча проблем.

Я знаю, например, что лет 10 назад была проблема с полиомиелитом в Пакистане. Так в Исламабаде в аэропорту был пункт вакцинации – и без прививки никому не разрешали садиться в самолет. Может Украина к этому придет, кто его знает.

– То есть карантинные требования регулируют все же этот процесс?

– Они регулируют, но в них нет полумер… Какой смысл закрыть фитнес и оставить открытым метро? Где логика?

“У нас многие годы обойти государственные запреты – это национальный спорт”

– Мне кажется, это в большей степени электоральные потери для наших политиков. Когда они закрывают что-то маленькое, а людям дают передвигаться. Потому что за них завтра не проголосуют, если они закроют метро.

– Есть в Харькове куча фитнес-центров. Есть фитнес-центры, которые находятся в плохо вентилируемых помещениях, им нельзя работать. А есть фитнес-центры, у которых есть свои теннисные корты. Вы можете эти теннисные корты превратить в открытые площадки? Поставить там тренажеры. И там заниматься.

Можно же сосредоточить усилия на закрытии, а не на регуляции работы. Чтобы там обеспечить вентиляцию, воздухообмен. Вот это все.

У нас имитация локдаунов и карантинов. Имитация. У меня друг живет в Германии. Ребенку 14 лет. Он должен сидеть дома. Вот он говорит – звонил: “Меня оштрафовали на 50 евро. Сын шел по улице, их было трое”. А ходить можно только по двое. Остановила полиция. Дети шли втроем. Родители каждого получили штаф в 50 евро. То есть страна закрывает школу, но вводит определенные правила. Это так они придумали. Я не говорю, правильно это или неправильно. Я просто констатируют факт.

Просто: закрыть школу. А дальше что? Эти дети что, сидят по домам в одиночестве? Они встречаются, тусуются, ходят где-то там собираются.  Ну и? Это что, локдаун? В том-то и проблема, что у нас многие годы обойти государственные запреты – это национальный спорт. Поэтому в Украине только самый первый локдаун, когда реально были вымершие улицы (мы все это помним) было хоть что-то похожее на локдаун.

– Это когда было 3 случая, а сейчас тысячи…

– Да, а сейчас все перестали бояться. Поняли, что это надолго, а, может быть, навсегда. Мы с этим будем жить. А если мы с этим будем жить – гуляй, что делать. Но беда в том, что Украине было важно выглядеть не хуже других. Поэтому мы декларировали, что у нас точно такой же локдаун, как в Италии. Но, по сути, он был точно такой же, как… Я даже не знаю, с чем сравнить. Как у эскимосов, у нас был локдаун. Пойдите в любую церковь и посмотрите на этот локдаун.

И на майские мы собираться не будем? И Пасху отмечать не будем? Ага, щаЗ.

“Когда на аппарате ИВЛ за $100 000, работает врач с зарплатой $150 – это аморально”

– Вы еще год назад обращались к нашим властям по поводу того, что этот карантин лишил их возможности попасть на лечение за границу. И вы им напоминали о том, что сколько лет они лишали медицину поддержки. Что-то изменилось?

– Что изменилось? Конечно же, денег дали больше на инфекционные больницы.

– Они дошли, эти деньги? Там что-то изменилось?

– В инфекционных больницах изменилось, стало больше аппаратуры. Если бы ничего не изменилось, то количество трупов стало бы больше. С кислородом стало лучше. С персоналом лучше не стало. Даже те обещанные деньги приходится выбивать с боем. Они быстро все проанализировали, наладили пути выезда в другие страны.

– У нас был ковидный фонд, который закатали в асфальт. Эти деньги до больниц не дошли. Волонтеры протягивают кислородные трассы…

– Вы сейчас давите на самое больное в моем организме, на мои самые принципиальные расхождения с президентом. Я начал свою попытку помочь Владимиру Александровичу с того, что, будучи советником кандидата в президенты, обратил внимание на то, что самая большая проблема в медицине – это медицинские кадры. Это было полностью проигнорировано. Процесс покидания нормальными врачами страны не только не замедлился, но ускорился. Весь мир понимает, какая это ценность невиданная – врач и медсестра. Они продолжают из страны уезжать. А вы сейчас говорите: волонтеры прокладывают трассы, оборудование. Мы все время, когда оцениваем вклад государства в развитие здравоохранения, мы тему людей из этого списка исключаем. Мы оцениваем, сколько купили аппаратов ИВЛ, сколько проложили трасс… Я прошу всех журналистов, политиков: вы не должны к этому подходить, вы должны с этого начинать. Потому что, когда на аппарате ИВЛ стоимостью 100 тысяч долларов, работает врач с зарплатой 150 долларов, то это аморально.

“Единственное на что у меня ума хватило – это не пустить своих детей во врачи”

– Что делать с этим? Как не отпускать людей?

– Это государственная политика. Существует огромное количество финансируемых государством объектов. Допустим, у нас есть государственное общественное телевидение. Вы когда вы его смотрели последний раз? Его никто не смотрит вообще, но на него отводится куча миллионов. Оно должно быть просто закрыто. Вы видели здание, где они сидят? А я видел и там был. Да это здание может быть прекрасным офисным зданием в центре Киева. его нужно закрыть. Только нам скажут: “Как? Мы же уволим с государственной службы кучу людей. Там же есть беременные женщины, это нечестно”, – и так далее. Деньги должны быть перераспределены. Украина – воюющее государство с неконтролируемой вспышкой коронавирусной инфекции. Нам нужно принимать жесткие решения по экономии средств и по перераспределению средств туда, где они максимально нужны. Поэтому все наблюдательные советы – нахрен. Все выскочки, которые миллионы получают, – к чертовой матери. Решайте проблемы революционным путем. Любая коррупция – это государственное преступление. Это уровень предательства государства.

Это нужно решать силой, силовыми методами – перераспределять деньги в пользу врачей, учителей. Детьми никто не занимается, детского спорта нет, детского здоровья нет, учителя – самые нищие. И, естественно, каждый человек, который хоть на копейку думает о безопасности своего ребенка, не рассматривает эту страну как страну, где его ребенок будет выходить на пенсию. Он мечтает только о том, чтобы ребенок учился “там” и там остался.

Большинство детей, которых я купал новорожденными, а таких тут десятки тысяч, находятся не в Харькове. Они мне на новый год пишут поздравления со всего мира. Это чудесные дети, умные, у родителей которых хватило денег на их образование там. Я не помню тех, кто учился там и вернулся сюда. Никого вспомнить не могу. И их родители теперь говорят мне, что ты, Комаровский, дурак, потому что твои дети образование получили в Украине и работают в Украине, хотя ты тоже, наверное, мог бы учить их там.

Единственное на что у меня ума хватило – это не пустить своих детей во врачи.

– Почему так?

– Потому что я не хотел, чтобы мои дети жили жизнью, когда их все ненавидят, злорадствуют, когда ты не спишь ночами, когда у тебя умирают дети – и ты за это получаешь дулю с маком и после работы ты должен на трамвае объезжать пол города, чтобы заработать этим детям на жизнь.

“То, чем я занимаюсь, с каждым годом все нужнее”

– За десятилетия хотя бы мы сможем это изменить?

– Нет, не сможем. Хотя бы для того, чтобы воспитать нормального врача, нужно 10 лет. Я в это не очень верю, пока власть упивается деньгами, злорадством, хамством, политическим блудом, стравливает людей.

Что для меня было приход Зеленского власть? Зеленский показал всей стране, что оказывается возможен уникальный социальный лифт. Когда человек, не вравший и не воровавший… Нормальный пацан из обычной нашей семьи. Без коррупции. Который никогда не распоряжался государственными деньгами. Который все, что сделал, сделал своим талантом, своим умом. Когда такой человек приходит к власти, это для кучи народу – образец того, что своим трудолюбием, своим талантом ты можешь чего-то в этой стране достичь. И он на этой идее за 2 года поставил крест. Потому что коррупции меньше не стало, врачам, учителям лучше не стало.

– То есть вы верили? Вы искренне верили, когда вы туда шли?

– Куда я шел?  Я никуда не шел.

– Вы были советником…

– Я был час. Была программа, где я был час советником кандидата в президенты. После этого наше общение закончилось.

– Я спросила, потому что вы же что-то предлагали им?

– Я предлагал тогда сделать 2 вещи: решить вопрос с вакцинацией – собрать СНБО. Это было до коронавируса. И изменить отношение к медицинским работникам. Сейчас ситуация с этим катастрофическая. Но если бы мне сказали, что мы будем обязательно рассматривать вопрос про игорный бизнес – до этого у нас время и руки дойдут. А до врачей и медсестер – не дойдут…

Поэтому, ребята, то, чем я занимаюсь, с каждым годом все нужнее. Как говорил великий, мой самый любимый философ Михаил Жванецкий: либо мы станем жить по-человечески, либо я стану неинтересен. Он был интересен до конца. Чем занимается Комаровский. Комаровский учит вас, обычных мамочек, выживать, пока они там что-то реформируют. Я учу вас без них обходиться – хотя бы когда это возможно. И я, конечно, надеялся, что хотя бы мои внуки будут жить в стране, где будет не так. Где не нужно учить маму, как отличить вирусную инфекцию от бактериальной. Нахрена это маме надо? У нее врач есть. Но оказывается, если врач не назначит антибиотик, на него обидятся… Поэтому, видимо, мне до конца моих дней придется вас этому учить.

Читайте также: О чем рассказывал доктор Комаровский депутатам Харьковского горсовета.

Хочешь первым узнавать новости Харькова, Украины и мира?

Подписывайся на Telegram-канал: t.me/objectivetv, Viber-канал: https://cutt.ly/lyDk847 или Instagram: instagram.com/objectiv.tv

Автор: Подготовили Андрей Грицаенко и Оксана Горун
×

Tакже вы можете позвонить в редакцию по телефонам (057) 763-12-12, 763-14-14 или отправить письмо.