• Воскресенье 24.06.2018
  • Харьков +17°С
  • USD 26.24
  • EUR 30.56

Как мы променяли город-сад на карусельку

Мир 3835
Как мы променяли город-сад на карусельку

Представители городской власти все чаще напоминают о том, что превращают Харьков в город-сад с парками и клубами. Но с каждым годом зеленые зоны съеживаются под влиянием неумолимой алчности власть имущих, хотя могли бы привлекать туристов не хуже, чем знаменитые краковские Планты или вильнюсский Бернардину.

Харьковчане выходят на марши в защиту зеленых зон – к сожалению, не впервые. В 2010 году Харьков уже печально прославился жестким подавлением протестов при строительстве дороги через Лесопарк. На этот раз ареной борьбы становится сад Шевченко. Реконструкция грозит ему потерей примерно сотни деревьев и появлением парковки на территории парковой зоны, которая, как оказалось, уже не парковая.

130-летний дуб на парковке

Ловкость рук и никакого волшебства: то, что в конце 1960-х годов значилось на плане города, как сад Шевченко, в начале XXI века оказалось вовсе не садом, а … местом для будущей парковки на 600 автомобилей, которую будет строить фирма нардепа-мажоритарщика Анатолия Денисюка. Это и впрямь уже никакой не сад – деревья начали рубить еще в середине апреля, вместо каштанов и лип там стоят одни пни. На территории будущей парковки внезапно оказался 130-летний дуб, но его судьба теперь – в руках нардепа и чиновников, жаждущих парковаться. Рядом с будущей автостоянкой уже расстелили рулонный газон, который газоном является только с виду, а так ни потрогать его, ни присесть на него нельзя, о чем оповещают запрещающие таблички – куда же наши милые городские власти без запрещающих табличек?

Но самое неприятное в этой истории – даже не массовые вырубки деревьев под дороги, американские горки и парковки. Печальнее всего то, что нам это нравится: и карусели, и тотально-прореженный, неживой парк Горького, и рулонная псевдо-трава. И мне нравилось – что ж я, не харьковчанка, разве мне не мила карусель? Как человеку, никогда в жизни не едавшему ничего, слаще хрена, так и нам, людям, за 90-е годы привыкшим к тотальной разрушению, мил хоть какой-то порядок. Но – ровно до тех пор, пока мы не оказываемся в настоящем европейском городском парке. Харьковчанин, гуляя по краковским Плантам, испытывает жгучее чувство стыда. Там он, наконец, понимает, как должна выглядеть парковая зона в центре города: старые деревья, между ними – клумбы и садовая скульптура, по дорожкам – фонари и лавочки. И все – представляете? Ни одного чертова колеса, ни одного киоска с пивом. Я уж не говорю о парковке – думаю, такая идея стоила бы краковскому мэру кресла. В свое время Планты построили на месте городских стен, краковчане на его создание сбросились – был организован фонд. После Второй мировой сад был разграблен – как и сад Шевченко. После он долго и бережно восстанавливался – как и сад Шевченко. Но, начиная с поздних 80-х, судьбы этих памятников ландшафтного мастерства очень разнятся. В нашем саду появились кабаки, а теперь – и парковки, в Плантах, как и во всех европейских парках, люди гуляют по аллеям и сидят на траве. На настоящей траве без единой запрещающей таблички. Они не нужны – парковые зоны строго охраняются законом, Планты внесены в реестр охраняемых памятников культуры Малопольского воеводства, а потому ничего страшного с ними не случится. И парк благодарит горожан за эту бережность – в Плантах живет невероятное количество певчих птиц.

Харьковские зеленые зоны, увы, не защищены от вырубки никаким законодательным актом.

Удовольствие, недоступное харьковчанам

Наши соседи по Советскому Союзу, литовцы, тоже долгое время боролись за свой главный столичный парк – Бернардину. Этот сад, созданный еще в XV веке, позже, как и сад Шевченко, бывший университетским ботсадом, в советское время претерпел много изменений. В 2013 году власти Вильнюса затеяли масштабную реконструкцию. Но, к счастью для Вильнюса, не по харьковской методе, которая предполагает вырубить деревья и утыкать сад каруселями да парковками. Внешний вид Бернардину был воссоздан по картинам и планам XIX века. Жители и гости столицы любят приходить туда, чтобы отрешиться от городской суеты и полежать под сенью 300-летних дубов – удовольствие, недоступное харьковчанам.

Маленький приграничный польский городок Пшемысль, где живет всего 67 тысяч человек – и тот может утереть Харькову нос своим великолепным Замковым парком. На территории примерно 20 га в центре города располагаются зеленые холмы. Аллеи, ухоженная трава, урны для мусора, лавочки, памятники – и ни одного охранника, ни одной запрещающей таблички или аттракциона. Ходи, гуляй, думай. Вот я там гуляла и думала о том, что наш Лесопарк ведь мог быть ничуть не хуже, там ведь почти 2 тысячи га. Во всяком случае, было, пока в 2008 году на сессиях горсовета его не начали активно «нарезать» приближенным по «кооперативной схеме». По данным Антикоррупционного центра, около 400 га парка были переданы в частную собственность. А ведь когда-то, в советское время, здесь тоже были аллеи с фонарями, и пруд Комсомольский, заросший тиной. Если мы и захотим воссоздать здесь подобие Замкового парка, придется срыть все особняки. В том числе тот, где экс-мэр Михаил Добкин хранит знаменитую коллекцию вин.

Возможно, это однажды и случится. Ведь европейские парки, подобно нашим, знавали плохие времена. Польские сады грабили и заходящие туда оккупанты-австрийцы, и оккупанты-нацисты из Германии. Литовские перекраивали под свои нужды чужаки из Москвы. Но все вернулось на круги своя и восстановлено. Возможно, и мы когда-нибудь сможем.

«А как же парк развлечений?», – спросите вы. Парк развлечений с чертовыми колесами, башнями падений, сахарной ватой и прочими милыми сердцу каруселями, конечно, должен быть. Но – не на территории исторического городского сада. Городской сад нужен для того, чтобы горожане могли соприкоснуться с природой и отдохнуть в тени деревьев. А парковаться или вертеться на карусели можно в тысяче других мест.

×

Tакже вы можете позвонить в редакцию по телефонам (057) 763-12-12, 763-14-14 или отправить письмо.