• Воскресенье 27.09.2020
  • Харьков +18.95°С
  • USD 28.25
  • EUR 32.89

Олег Ширяев: «У власти в приоритете – бизнес интересы, а не защита государства»

Интервью    7458
Олег Ширяев: «У власти в приоритете – бизнес интересы, а не защита государства»

Экс-командир «Схiдного корпуса» – рассказал в откровенном интервью о том, как он стал известным общественным деятелем и создал добровольческое подразделение в Харькове, а также о скандалах связанных с его именем.

– Олег начнем с самого начала. Чем вы занимались до всех известных событий 2014 года в стране?

– В 2008 году я закончил ИНЖЭК. Учет и аудит. Я не сразу пошел по своей специальности работать. Потому что меня увлек спорт, и я хотел связать свою жизнь с ним. Но спорт не приносит дохода. В нашей стране спорт в государстве не в приоритете и, к сожалению, спортсменам приходится искать другой способ заработка. Так поступил и я.

– Несколько лет вы проработали в банковской сфере. Женились в 24 года. Это известная информация, но нам хотелось бы знать то, что не афишируется в сети. А именно как вы попали в круговорот событий?

-Я не был участником майдана. Но когда в Харькове начались массовые беспорядки я не смог быть в стороне. Мы с друзьями решили, что нужно организовать самооборону. Это было в разгар всех массовых событий в городе – февраль – март. Захваты ХОГА, постоянные драки в центре города, непонятная ситуация с правоохранителями и страной в целом. Наша организация не была оформлена официально. Мы были как партизаны, готовы были защищать город. Некоторые вещи раскрывать не могу, но поверьте, мы были готовы…

– Что именно вы делали?

-Мы нашли базу для подготовки наших бойцов. Тренировались, готовили «тревожные чемоданчики». Мы понимали, что в дальнейшем обострении конфликта, люди с такой твердой позицией как у нас, были бы первые, за кем объявилась бы охота. Мы готовились к худшему развитию событий.

– Выходит где-то полгода ваша организация существовала подпольно, но как тогда вы стали подразделением полиции?

– Лето 2014 года ситуация начала набирать обороты в сторону проукраинского правительства. И тогда наши наработки пригодились стране. Мы стали официальным подразделением Национальной полиции. Нам нужно это было, чтобы взять в руки оружие, естественно никто из нас не собирался делать какую-то там карьеру. Тогда и появилось подразделение «Схiдний корпус».

Официально подразделение было создано осенью 2014 года, но сами активисты дату основания считают – 16 марта 2014 года.

– Как Вас встретили в полиции?

– Было не сладко. Формы на тот момент у Национальной полиции не было. Были проблемы с обеспечением. Помощью тогда занимался фонд «Мир и порядок». Очень помогла Мария Андреас – на тот момент как руководитель фонда, бизнесмен – Роман Семенуха и, в частности, сам Всеволод Кожемяко. Они укомплектовали нас. Они помогли нам подготовиться к первому выезду в зону АТО. Дальше была операция в Широкино, выезд в Гранитное . А в 2015 году Петр Порошенко отвел добровольцев на 2-3 линию обороны и в тот момент все начало скатываться вниз.

– В смысле?

– Я считаю, что государственные интересы начали сдаваться. В приоритете у власти стали бизнес интересы, а не защита собственного государства. Это даже дети понимают. Поначалу боевой моральный дух был очень высок, а потом началось уничтожение добровольческих подразделений. Всех начали записывать в террористов, рейдеров и так далее.

– Это ваша история про элеватор?

– Именно об это я и говорю. Высосанная из пальца не доказанная история. На момент конфликта на элеваторе меня даже не было там. Никого из тех, кто связан со мной лично и движением «СК» там не было. При этом через несколько дней меня арестовали в Харькове.

– Не могли же вас арестовать просто так, все-таки какое то отношение к элеватору вы же имеете?

– Я действительно там был накануне. Конфликт был 11-го числа, а я был по-моему 7-го или 8-го. Меня позвали туда, чтобы помочь разобраться в ситуации с юридической точки зрения. (Олег Ширяев имеет юридическое образование – ред.). Я посмотрел все документы и выяснилось, что там хозяйственный спор. Вместе со мной там были разные юристы, представители общественных организаций и, как и я, никто не захотел влезать в этот конфликт.

– Но перестрелка же была?

– Из тех данных, которые знаю я, в рамках уголовного производства, внутри элеватора находилось охранное агентство. Я хорошо изучил дело. У этого охранного агентства есть лицензия, соответственно было оружие и спецсредства. Это законно. Я к этому агентству не имеют отношения.

– В рамках этого же дела вас обвиняют в нападении на полицейского. Так ли это?

– Это не связанные дела, но их объединили в одно уголовное производство. В 2015 году в Красном Куте было изнасилование. Подозреваемый по этому делу – родственник начальника полиции Красного Кута. Вот я якобы на него напал. Еще один бред в мой адрес. У него врагов много, очень плохая репутация, но повесить решили на меня, особо не разбираясь. По странному стечению обстоятельств, пояснения по делу о нападении они давали в тот же день, когда меня задержали по делу «элеватора». Я видел их. Мы вместе были в следственном управлении. Полиция подгоняла пидозру на меня «по ходу пьессы».

– На какой стадии сейчас это дело?

– А оно до сих пор на стадии досудебного расследования. Уже год. Я на сегодня ознакамливаюсь с материалами дела. Но следствие мне полностью все материалы не открывает. Я считаю, что это нонсенс и противозаконно. Я считаю, что они фальсифицируют против меня данные.

– Из этого года расследования, вы провели 2 месяца в СИЗО?

– Да. Я сидел в одиночной камере. На участке сизо 12 колонии. Я был в спец изоляции. Как будто я особо опасный элемент. К сотрудникам колонии у меня нет вопросов. Они вели себя законно, у меня есть вопросы только к сотрудникам полиции, и дальше я борюсь с ними в правовом поле.

– Что вы делали это 2 месяца?

– Я занимался саморазвитием: читал, занимался спортом. Йогой.

– На вас оказывалось давление?
– Само по себе нахождение в СИЗО и сама ситуация это уже давление. Было вылито на мое имя куча грязи. Мне передавали угрозы. Мне говорили, что я буду сидеть 15 лет. На мою семью оказывалось моральное давление. Всю это грязь читала моя семья и родители. Тут мало приятного. Но есть и плюс. Когда ты попадаешь в такую ситуацию, многие проявляют себя, так сказать сбрасывают маски и остаются только самые близкие.

– После выхода из СИЗО на вас было совершено нападение. Виновных нашли?

– Нет. А их никто не искал. Национальная полиция даже не расследовала это дело.

– Многие ломаются в такой ситуации и подписывают даже то, в чем не виноваты. Были мысли «сломаться», лишь бы это давление закончилось?

– Меня пытались склонить якобы к признанию. Но я не буду вешать на себя то, в чем не виноват. По этой причине я сейчас стал правозащитником. Я буду защищаться и хочу делать это профессионально.

– Вашим адвокатом был Алексей Кучер, ныне губернатор Харьковской области, что можете о нем сказать?

– Да он был моим адвокатом, до того, как пошел в политику. Я его знаю как порядочного и ответственного человека, он хороший специалист.

– А как на счет ваших отношений с Геннадием Кернесом?

– Я очень хорошо отношусь к мэру города. На мой взгляд, в Харькове не было лучше мэра, чем он. Считаю, что в предстоящих выборах у него даже нет конкурентов, и харьковчане это прекрасно понимают и вряд ли предпочтут кого-то непонятного.

Я люблю путешествовать, я объехал почти всю Украину. Нам реально есть чем похвастаться – такого города как Харьков – экономически развитого, чистого, перспективного, современного я не встречал в Украине. За столицу мы понятно не говорим, но там это заслуга не мэра. Я не люблю Киев. Я люблю Харьков.

– После 2014 года в политику пошли многие общественные активистов, в том числе и из Нац движения. Что скажете о таких политпроектах?

– Объективно никто из них не добился успеха.

– Как на счет Игоря Мосийчука, который недавно заявил, что вы причастны к спецоперации СБУ?

– Я не знаю его лично. Мне кажется он психически больной человек. Он решил пропиариться, используя мое имя. Он марионетка в руках тех людей которые говорят ему что делать и что говорить. Все это понимают, и на его слова даже никто не обращает внимание. Ему не верят ни журналисты, ни правоохранители.

– Ходят слухи, что вы стали представителем крупнейшей адвокатской конторы в Харькове. Это правда?

– Да, я иду в правовое поле. Меня глубоко разочаровало теперешнее положение дел в стране. Я постараюсь вам это объяснить: Майдан, АТО, должны были возбудить в народе и у тех кто у власти чуства долга, ответственности, принятый курс государства ведь был направлен на светлые изменения, так сказать Украина должна была пойти своим курсом. Отойти от вековой зависимости от северного соседа. Стать в самостоятельным государством, с чувством собственного достоинства в конце концов! Не знаю наверное я вырос из этого. Надеюсь, повзрослели и те, кто был со мной когда-то рядом. Я иду дальше. У меня свои планы…

Автор: Виктор Супруненко
×

Tакже вы можете позвонить в редакцию по телефонам (057) 763-12-12, 763-14-14 или отправить письмо.