• Понедельник 30.11.2020
  • Харьков +3.95°С
  • USD 28.47
  • EUR 33.96

Александр Давтян: о местных выборах, карантине, харьковских тепловых сетях и большой политике

Интервью    2554
Александр Давтян: о местных выборах, карантине, харьковских тепловых сетях и большой политике

Александр Давтян, бизнесмен и депутат Харьковского горсовета 7 созыва, дал МГ “Объектив” большое интервью, в котором рассказал о процессе выборов, карантине и изношенности тепловых сетей. 

Как происходит вступление новых депутатов в должность?

Депутат свои полномочия сдает на первой сессии городского, областного или районного совета, когда вновь избранные депутаты принимают присягу. В этот момент вновь избранные депутаты становятся депутатами, а те, которые были, слагают свои полномочия. С того момента, как огласили результаты выборов, в течение 20 дней новоизбранный мэр должен написать заявление о том, что он согласен работать мэром. И потом на первой сессии городского совета мэр принимает присягу. В данном случае Геннадий Кернес принимает присягу и вступает в права мэра. Это приблизительно должно быть, по моим подсчетам, где-то в декабре. Если этого не произойдет, то городской совет выбирает секретаря, который руководит городским советом. Исполком городского совета до избрания мэра руководит инфраструктурой города, это если горсовет не пожелает кого-то переназначить. И объявляются новые выборы. Но я думаю, что Геннадий все-таки вернется. Как говорят СМИ, он просто проходит курс лечения.

Нужно ли депутатам и мэру проходить условную медкомиссию перед тем, как вступить в должность?

А что, человек, который болеет, он лишается или у него поражение в правах? Он не имеет прав быть на выборной должности? У нас в Верховной Раде, я считаю, в данной каденции как минимум 30% ненормальных людей. И психическую экспертизу или психиатрическую надо было проходить, наверное, депутатам. Если у человека плохо со здоровьем — я не знаю, может он инвалид, колясочник, у него руки нет или еще чего-то, но он может принимать решения — это одно. А когда у депутатов нет мозгов, извините за выражение, вот тут хуже намного. Я считаю, что экспертизу надо проходить, медкомиссию, только по состоянию каких-то умственных способностей. Хотя по нашей Конституции и по нашим законам, человек, который вчера был безработным, сегодня может быть депутатом и принимать какие-то суперважные для страны решения. Но это же глупость, когда люди без специального образования принимают законы. “Маємо те, що маємо”.

Вы можете сейчас прогнозировать, какие партии будут между собой объединяться?

Да, исполком руководит городом, коммунальными предприятиями. Мэр – это в основном политическая фигура. Это фигура человека, который направляет. Он же сам не ремонтирует или не дает какие-то технические указания. Есть коммунальные предприятия, которые обязаны выполнять свою работу. Есть для этого исполком. Там огромный штат людей, которые управляют жизнеобеспечением города. Кернеса нет в Харькове уже почти 2 месяца. Город живет, работает и все службы выполняют работу. Да, нужен, конечно, человек, который с кнутом будет наводить порядок в этих коммунальных предприятиях, чтобы не расслаблялись. Но это в любой компании так: директор или руководитель уехал, а как говорят “кот из дома – мыши в пляс”. Так и тут в какой-то степени.

В нашей стране возможно все. Мы видели людей, которые из самой националистической силы перебегали в какие-то пророссийские, а из пророссийских перебегали в националистические. У нас в этом, как говорится, “сам черт ногу сломит”. Абсолютно нет у людей никакой привязанности к идеологии, потому каждый ищет, с кем ему лучше. Поэтому самые ситуативные моменты совместного голосования мы будем видеть везде. Вот люди по разным политическим партиям разбрелись, но есть задача: надо проложить водопровод или в детский дом дать какие-то продукты. Какая идеология имеет у этому отношение? Я бы, честно говоря, в городе, районе, партии не привязывался к руководству с этими процессами.

Это должны быть мажоритарщики, у которых свой округ, каждый депутат — за свой округ, а кто по политической принадлежности – это его личное волеизъявление, он сам в какой-то партии. От того, что мне в дом подадут тепло националисты или коммунисты, ничего не изменится – это не имеет никакого значения. Лишь бы тепло в доме было. У каждой политической силы есть руководитель. У каждой политической силы есть какие-то мысли. Будет, наверное, какой-то договор, вроде “вы нам это, мы вам это”. Вот мы посмотрим.

В этом горсовете, в отличие от предыдущего, нет монобольшинства. Значит, той же партии Кернеса надо с кем-то объединиться для того, чтобы, например, выбрать секретаря горсовета. Это фигура, которая в данном случае в городе будет определять направление движения всего горсовета и исполкома. Секретарь горсовета в данный момент при больном Кернесе – это будет знаковая фигура. Вот у нас в этих советах появились политические силы, которых раньше не было. Появились фракции “Слуг народа”, фракции “ОПЗЖ” и появились фракции Партии Шария, блока Светличной. Да, это известные в Харькове политики, но их не было в местных советах, никого из них. “Солидарность” вот была до этого, она и осталась. Она была в облсовете и горсовете. Какие-то политические силы пропали, как “Самопоміч”, например. А вот все эти политические силы новые… Видите же “Слуги” говорят: “Почему это мы проиграли на выборах? Мы выиграли. Нас же не было в местных советах, а теперь мы есть. Не много, но есть”. Поэтому у нас вот советы состоят сегодня из абсолютно новых политических сил. Люди там старые, а политические силы – новые.

Это все было предсказуемо, это все было до выборов известно. Например, “Слуги” должны были набрать немного больше, но так как абсолютная политика Верховного совета, где у них большинство и всякие непонятные вещи, которые творят их депутаты Верховного совета, не очень вразумительная позиция президента, подвели политическую силу. Они не набрали столько, сколько должны были набрать. Политическая партия “ОПЗЖ” — они немножно тоже недобрали, на мой взгляд, потому что не очень финансируемая избирательная компания. Почему-то зажали денюжки, может, у них их нет. Ну, не знаю, а какие там люди? Там есть кто-то из олигархов, миллионеров? Медведчук, вы думаете, деньги дает? Это вы плохо разбираетесь в политических реалиях.

На местах выборы делаются за свои деньги. Никто в города особо деньги не дает. Поэтому “Евросолидарность” на мой взгляд, сработала, если так взять оценку по 5-бальной шкале, на 5. Такого результата “ЕС” в Харькове никто не ожидал. Партия Юлии Тимошенко “Батьківщина”, она даже из памяти пропадает как название, ее нет. Вот она абсолютно ничтожна, хотя там я знаю были в Харькове неплохие ребята, приличные люди. Но абсолютно нефинансируемая избирательная кампания.

Как бы там не было, мы можем много раз говорить про идеологию. Но если у тебя нет “золотого запаса”, куда ты там можешь пройти? Прошли те времена, когда бесплатно становились депутатами. Сейчас избирательная кампания должна быть подтверждена какими-то финансами. “Батьківщина” не финансировалась — и никуда не попала. При том не то что не попала, а какие-то по 1% у нее там результаты. Я имею в виду те партии, которые еще недавно были на слуху и которые в Украине, может быть, еще проходят в Верховный совет. “Свобода” — ее тоже нет, руководитель областной “Свободы” покинул эту партию — и ее вообще не было слышно на местных выборах. “Нацкорпус” — это тоже партия какая-то. Их тоже не было. Ну, у них нет денег, там ребята небогатые. Естественно, самый лучший результат показала партия действующего мера, которая мало того, что финансировалась, она была на экранах телевизора последнее время чаще других. Ведь многие партии перебрались в Facebook, посчитали, что они там себя разрекламируют. Они только упустили один такой момент, что соцсети – это молодежь, это те люди, которые связаны с электронными носителями, они как раз и не пошли на выборы. А на выборы пошли бабушки и дедушки, которые смотрят телевизоры, какие-то там листовочки читают.

Явка и показала, что не пришла на эти выборы, вероятно, та часть молодежи, которая шла за переменами на прошлых выборах.

Да, молодежь пришла за переменами, они воспряли духом: “Ушли эти старички, мы хотим их выгнать. Пришел молодой президент, придет молодая партия, вот мы сейчас…”. Потом увидели, лапшу с ушей сняли — и ничего не изменилось, наоборот. И коррупция та же, и чиновничий беспредел, и полицейский беспредел. И эта молодежь опять разочаровалась, и опять ушла в свои соцсети, компьютерные игры, и их больше ничего не интересует.

Харьковские теплосети изношены, ими, по сути, никто не занимался. Есть ли у нас вообще городская программа обновления сетей? Если она есть – выполняется ли она? Смогут ли новые депутаты перераспределить деньги: меньше тратить на иллюминацию, дельфинарии, фонтаны и все-таки большую часть средств выделять на это?

Городской совет и мэр увидели, что если сделать фонтан – за нас голосуют. А если сделать под землей сеть – у нас падают рейтинги. Это вопрос к избирателям, самим себе. Вам хочется, чтобы у нас были парки или сети? Народ голосует на избирательном участке за дельфинарии, фонтаны с обезьянами, фонтаны без обезьян. Когда человек, идя на выборы, говорит: “Я буду делать сети, ремонтировать что-то” — за него не голосуют. Голосуют за того, кто сделал им красивый парк с дельфинарием. Проблемы сами себе создают избиратели.

С чего начать ремонт этих труб?

Вот прорвало трубу – надо менять несколько километров её или десятков километров. Это нужно делать довольно долго, разрыть полгорода, а можно тут вырезать кусок, залатать его и какое-то время он продержится. Для того, чтобы поменять все коммуникации в городе, нужны миллиарды гривен. Не хватит никакого городского бюджета. И для этого нужно очень много времени. Каденция приходит на короткое время – на 5 лет, за 5 лет все коммуникации поменять нельзя. Есть коммуникации, которым по 70, 80, 90 лет, есть довоенные.

Когда я шел в мэры 5 лет назад, я говорил в своей программе, что буду обращать особое внимание на коммуникации и на медицину. А мне задавали вопрос: “А почему в парке Горького билет дорогой? Мы хотим кататься дешевле”. Ну идите кататься на аттракционах. Значит вам не нужны теплые батареи в домах и медицина. У нас на медицину в городе тратится гораздо меньше денег, чем на культуру. Зато у нас культурный город получился, фонтаны есть. А потом они заходят в грязные подъезды и заходят в холодные квартиры. И сегодня появилась другая проблема: холодильники пустые. Потому что политика государства во время коронавируса – невнятная.

Мы говорим, что ходим в Европу. А почему же к людям, которые создают рабочие места, отношение не как в Европе? Те люди, которые создают рабочие места, платят налоги, со стороны государства абсолютно никакой помощи не получают. И деньги, которые выделили на борьбу с коронавирусом, 100 миллионов гривен из ковидного фонда, отдают на создание патриотических сериалов. Этими сериалами будут лечить людей? Не знаю, у кого могли созреть такие мысли, чтобы у больниц и у больных людей забрать деньги на лечение и отдать их режиссерам и артистам, чтобы создавать сериалы. А сериалы скоро некому будет смотреть. Нужно будет еще поля под кладбища выделять. Это неправильная политика государства.

Введут ли жесткий карантин в Украине? Хотят закрыть спортивные залы, клубы, запретить массовые мероприятия, но в Харькове ставят елку.

Я читаю: “Инфекционная больница – 290 больных, 290 койко-мест, занята реанимая, заняты все места”. В Харькове ставят елку, а на эти деньги можно было бы больничку маленькую построить еще на 50 мест. Ведь это не очень дорого, надо 50 кроватей, поставить кислородную бочку. Но у нас же нет врачей. Мы посылаем врачей в Италию, а у самих не хватает.

У нас сейчас город и область просят у государства дополнительное финансирование. Хотя до этого и город, и область говорили, что у нас всего достаточно.

А зачем? Надо же сериалы снимать и дороги строить. Тот же губернатор – это политическая фигура, которая представляет интересы одной политической силы, и он не может пойти против нее. Он заложник и говорит то, что ему из Киева присылают. И он говорит: “У нас все в порядке, у нас все хорошо”. А сам думает о том, где бы взять денег, чтобы лекарства купить. Это будет продолжаться до тех пор, пока губернаторы будут не выбранные, а назначенные “сверху”. А вот мэр города может себе позволить сказать: “А у меня нет денег”. Только тогда у него спросят: “А почему вы делаете фонтаны, а не строите больницы”».

У нас оштрафовали несколько людей за то, что они не носят маски в общественном транспорте. Но тем не менее детей выгнали в школу на один день, а потом старшеклассников отправили на карантин.

Мы этих людей выбрали, ведь местные власти сами могут регулировать – ходить детям в школе или нет. У нас “красная” зона и это решает местная власть. Они решили так. Понимаете, получается замкнутый круг. Можно всех людей закрыть дома, объявить локдаун. И тогда люди сидят дома, болеют меньше и меньше нагрузка на больницу. Тогда экономике конец. Есть другой вариант: люди ходят на работу, дети – в школу. Родители в это время зарабатывают какие-то деньги. И хоть какие-то деньги идут в экономику и на них можно содержать больницу и покупать лекарства. Потому что если экономика “ляжет”,  то “ляжет” все остальное, и медицина в том числе. У нас нет такого запаса прочности, чтобы мы могли, как китайцы, определенное время просидеть дома, побороть болезнь, а потом выйти на улицу. И потом нет у нас такого, как в Германии. Когда только в малый и средний бизнес дали 10 миллиардов евро для того, чтобы поддержать людей. У Украины взяли деньги, за которые могли хотя бы лекарств купить, и будут на них сериалы снимать. Но мы же понимаем, что это средства, которые ушли непонятно куда. И никакой прибыли государству эти деньги не принесут. Эти сериалы никто не смотрит, они их снимают для самих себя.

Наш выборный процесс совпал с выборным процессом в Америке. Вы следите за ним? Есть предпочтение к какому-то кандидату?

Нет. Трамп думает про Америку в первую очередь и про американцев. С одной стороны, на первый взгляд кажется, что у него эпатажные выступления. Но на самом деле, все, что он делает – он делает на благо Америки. Байден… Знаете, для меня были оскорбительны те его слова, которые он говорил, будучи вице-президентом. Как он управлял чиновниками, украинскими тоже, для меня было оскорбительно. Мы не колония, мы не страна 3-го мира. Хотя для них, может быть, это и так. При беседе это зависит от того, как собеседник себя “поставит”. У нас нет лидера в стране, который будет делать то, что будет во благо нашему народу и нашей стране.

На ваш взгляд, победа какого кандидата в Америке более выгодна Украине?

Наверное, большинство американцев даже не знают, где на карте находится Украина. Я когда ездил по Европе, запомнил вот что. Когда в гостиницу приходишь, там спрашивают: “Вы откуда?”, я говорю: “Украина”. Пишут: “Украина. Киев. Россия”. В одну строчку. И это при том, что Украина одно время была на всех первых листах газет. Это 14-15 год. В центре Вены пели украинский гимн. Зимой этого года я иду по центру Болоньи, а на площади гимн Украины поют. Я подошел и подумал, что это наши поют, а это итальянцы пели. Это было здорово. А все остальные, даже работники гостиницы, не знают.

А в Америке еще хуже. Там кроме украинской диаспоры, наших эмигрантов и еще какого-то количества людей, у которых, наверное, высшее образование, никто не знает, что такое Украина. И никто в Америке не просыпается и не думает, что бы сделать хорошего для Украины. Потому что они думают, что хорошего сделать для Америки. Это на самом деле великая страна, а американцы – патриоты, и они все за свою страну.

С кем наше правительство сейчас сможет установить нормальный конструктивный диалог, чтобы все-таки для Украины это было полезно?

С демократами у нас был диалог нормальный, и с Байденом или с Обамой, и с Трампом у нас был диалог. Трамп дал нам летальное оружие, говорит: “Если бы я был президентом, когда Крым захватывали, я бы не дал возможности захватить Крым”. А правительство Обамы, когда Байден был, они настаивали, чтобы мы не закрывали Крым, русских не злили. Поэтому посмотрим. Хотя, наверное, те войны финансовые, которые нынешний президент объявил России, Китаю, они сказываются на экономике. А если станет президентом Байден, он эти отношения улучшит. И для мировой экономики это будет лучше. Но тут стоит сложная задача: выбор между патриотизмом и экономикой.

Фото: терракт в Вене

Вы вспомнили про Вену, на днях там был теракт. По сути исламисты объявили войну всем “неверным”. Как-то это может коснуться, например, Украины?

Для меня это очень странно. Я много лет был консулом австрийским. Вена – это такая нейтральная площадка, в которой находится штаб-квартира ОБСЕ, в которой большое количество участников из исламских, арабских стран. Это был город, в который была закрыта дорога исламистам. Тем более, что Австрия – нейтральная страна, она не является членом НАТО. Она толерантно очень относится и к мусульманам в том числе. И, скорее всего, произошло какое-то событие, когда ИГИЛ, исламисты решили и здесь ударить. Для Вены это шок. Помимо того, это ударило по имиджу города, ведь этот город долгое время оставался самым комфортным по уровню проживания в мире. В Вене не делали ничего против ислама, не было никаких предпосылок устраивать теракт в Вене. Такое впечатление, что это были какие-то одиночки. Может ли это быть в Украине? Да, конечно может. Исламисты показывают, что их религия очень воинственная. Хотя я читал Коран, там нет воинственности. Сложно сказать, в Украине, наверное, возможно все.

Елена Скалецкая для МГ «Объектив»

Хочешь первым узнавать новости Харькова, Украины и мира?

Подписывайся на телеграм-канал: t.me/objectivetv или на вайбер-канал: https://cutt.ly/lyDk847

×

Tакже вы можете позвонить в редакцию по телефонам (057) 763-12-12, 763-14-14 или отправить письмо.