• Пятница 27.01.2023
  • Харьков
  •   -3°С
  • USD 36.57
  • EUR 39.84
  • 🟢

«Мы можем столкнуться с эпидемией ВИЧ» – последствия оккупации Харьковщины

Интервью   
«Мы можем столкнуться с эпидемией ВИЧ» – последствия оккупации Харьковщины Фото: БФ «Парус»

Отсутствие антиретровирусной терапии для больных ВИЧ, заместительной терапии для наркозависимых и изнасилования оккупантами. Реалии жизни на временно оккупированных территориях могут сказаться и после деоккупации на ситуации в стране в целом.

Об угрозе распространения ВИЧ, которую принесло в Украину полномасштабное вторжение российской армии в интервью МГ «Объектив» рассказала журналист-расследователь Марина Николаева. Наша собеседница — автор более сотни расследований по антикоррупционным темам и темам защиты прав человека. Детектив Всеукраинского проекта Wikiinvestigation.

Марина Николаева журналист
Фото: facebook Марины Николаевой

«Россияне достаточно жестко относятся к людям с ВИЧ и наркозависимым. Они их дискриминируют»

— Марина, стало ли в войну на контролируемых Украиной территориях труднее жить людям с ВИЧ-позитивным статусом?

– Именно на контролируемых территориях все было очень классно организовано. Даже людям, которые мигрировали внутри страны или за границу, помогали общественные организации. Эти организации перенаправляли переселенцев из одного медцентра в другой. Государственные медцентры взаимодействовали с частными медцентрами и наоборот. Люди были обеспечены любой антиретровирусной терапией (АРТ), необходимой при лечении ВИЧ. И заместительной поддерживающей терапией (ЗПТ) для наркозависимых. Поэтому можно говорить, что в Украине было более — менее нормально. Кроме мест, где велись активные боевые действия, как в Харькове. Но это касалось людей с любыми медицинскими проблемами. Им было тяжело добираться в медцентры. Они реально рисковали жизнью, когда шли за медицинской помощью.

— В Центре общественного здоровья предупреждают, что из-за войны в Украине увеличивается риск распространения ВИЧ-инфекции. На локальном уровне это подтверждает и президент харьковского благотворительного фонда «Парус» Константин Ключарев. Он говорит об увеличении количества выявленных случаев заражения ВИЧ в его фонде уже с 24 февраля.  Как считаешь, это действительно серьезная проблема? Чем вызвано распространение случаев заболевания?

– Это действительно очень серьезная проблема, с которой мы столкнемся еще через несколько месяцев или даже лет. До войны в Украине была более или менее контролируемая ситуация с ВИЧ. Что происходило и происходит на временно оккупированных территориях? Именно оттуда угроза. Россияне достаточно жестко относятся к людям с ВИЧ и наркозависимым. Они их дискриминируют. А для Харьковской области неблагополучными по распространению ВИЧ являются Купянск и Балаклея.

Смотрите в сюжете МГ «Объектив»: Ситуация с ВИЧ/СПИДом на Харьковщине в условиях войны (репортаж)

– Эти города были в этом смысле проблемными еще до войны.

— Да. Это было и до войны. Плюс достаточно сложная ситуация с ВИЧ на Донбассе. Даже до войны достаточно много людей из Донбасса приезжали в Харьков, чтобы получить заместительную терапию. Вот все эти люди остались без помощи. Без антиретровирусной терапии. То есть у них выросла вирусная нагрузка в организме, и они снова смогли передавать ВИЧ. Кроме того, наркозависимые остались без медикаментозной ЗПТ. А это очень тяжелое состояние.

Наркозависимых оккупанты использовали как рабов

– Я читал, что без приема таблеток возможны даже летальные случаи. И что, кроме тяжелых физических проявлений, появляются и суицидальные настроения.

– Да. Может случиться инфаркт. Может случиться инсульт. Учитывай, что у этих людей еще гепатит, ВИЧ, возможно туберкулез. Когда я этим занималась, были у нас дела в Европейском суде, где было доказано, что оставление наркозависимых в таком состоянии приравнивается к пыткам. По моим данным, но пока еще нет уголовного производства, в Купянске все реестры людей, стоявших на ЗПТ, были переданы оккупантам.

Им эти данные были нужны для шантажа?

– Да. Этих людей сразу начали использовать в качестве рабов, потому что человек без медикаментов готов за любую дозу делать что угодно. Именно так использовали наркозависимых и ВИЧ-положительных в Балаклее. Там не передавали списки врагу, но о некоторых пациентах все равно узнали. Из-за отсутствия заместительной терапии, часть этих людей скончалась. Есть пока неподтвержденные данные, что наркозависимые, которые отказывались работать на оккупантов в Купянске, были расстреляны.

Наркозависимых, которые не смогли выехать на контролируемую Украиной территорию, снова подсадили на уличные (нелегальные) наркотики. При этом у них не было одноразовых шприцов. То есть, состоялась передача заболевания. Кроме того, есть факты изнасилования оккупантами. Есть факты принуждения местных жителей к предоставлению сексуальных услуг оккупантам.

Больные ВИЧ и гепатитом С боевики «Вагнера» воюют на Харьковском направлении

— На сайте Главного управления разведки Минобороны была обнародована информация, что ЧВК «Вагнер» массово рекрутирует в российских тюрьмах заключенных, страдающих ВИЧ и гепатитом C. В Украине уже обнаружены пленные боевики, больные ВИЧ и гепатитом?

– Да. И эти заключенные воюют именно на Донецком и Харьковском направлениях. И нет никаких препятствий для того, чтобы эти бывшие заключенные не совершали изнасилования в Украине. Известно, что российские медики системно отказываются помогать раненым с гепатитом или ВИЧ. А эти раненые и травмированные находятся на временно оккупированных территориях и на линии столкновения рядом с гражданскими украинцами.

Военнослужащий с ВИЧ

— Марина, как ты считаешь, нужно ли быть готовым к определенной волне инфицирования ВИЧ среди военных?

– Этого нельзя исключать. Многие не любят об этом говорить. Эта волна может быть через два пути распространения. Первое – это из-за некачественной медицинской помощи нашим военнопленным в российских и ЛДНР-овских тюрьмах. Второе. Давай честно. Мужчины девять месяцев сами. Иногда на деоккупированных территориях у них есть связи с местными женщинами. Некоторые из этих женщин уже имели отношения с теми же вагнеровцами. Необязательно добровольные отношения. Возможно, условно добровольные, то есть вынужденная проституция за еду. К сожалению, проституция на территории нуля очень редко обсуждается. Но такая проблема есть во время каждой войны. Я знаю о случаях, когда люди привозили ВИЧ с войны в свои семьи еще до полномасштабного вторжения.

«Мы можем столкнуться с повторением эпидемии конца восьмидесятых – девяностых»

– И еще один момент. На временно оккупированных территориях будущие матери не становились на медицинский учет.

– Да. Они не имели возможности ходить в женские консультации, не проходили все необходимые исследования. Сейчас у нас рождаются дети, зачатые в начале войны. Я знаю, что у некоторых женщин регистрируется ВИЧ. Несколько случаев в Харьковской области. К сожалению, эти матери не получали в течение девяти месяцев АРТ-терапию. Если бы получали, риск передачи ВИЧ от матери к ребенку был бы снижен до нуля. Учитывая все это нашествие проблем с ВИЧ, мы понимаем, что люди с деоккупированных территорий, которые могли быть заражены во время оккупации, перемещаются внутри страны и за границу. Они могут, сами не зная того, распространять ВИЧ.

– Недавно благотворители предоставили возможность в деоккупированной Балаклее бесплатно протестироваться на ВИЧ. Директор медцентра «Альтернатива» Денис Клименко сказал, что согласились протестоваться всего 50 жителей города. Почему, по твоему мнению, люди не желают за 3 минуты, анонимно и бесплатно узнать свой ВИЧ — статус?

— Когда до войны мы проводили подобные акции в Харькове, чаще всего тестировалась молодежь. Они не боялись, потому что знали, что есть терапия. Легко тестируются люди рисковой жизни. Те, кто употребляли наркотики или были проститутками. Или мужчины и женщины, имеющие много случайных связей. Или люди с однополыми отношениями. Они легко на это идут, потому что много на эту тему читают.

Тестирование на ВИЧ в Балаклее
Фото: БФ «Парус»

Теперь об освобожденных территориях. Если человек раньше не состоял в каких-либо реестрах, он не знает, что ВИЧ – это фактически хроническое заболевание, если принимать терапию. Для многих ВИЧ – это дикий страх. Они помнят, что у них были с оккупантами, скорее всего по принуждению, незащищенные отношения. Наркозависимые понимают, что кололись одним шприцем с некоторыми знакомыми в течение месяца. И они осознают, что, возможно, у них уже есть ВИЧ. И вот если у человека имеется этот страх и нет достаточной информации о терапии, психологически он будет проблему отталкивать от себя. И очень важно, чтобы на освобожденных территориях велась просветительская работа. Иначе, это будет как снежный ком. Инфицированные люди так или иначе будут с кем-то общаться. И могут передать ВИЧ. А дальше человек во Франковске или во Львове, вроде бы и не был в зоне риска. И считает: зачем же тестироваться? И тоже по цепочке передает ВИЧ. И мы можем столкнуться с повторением эпидемии конца восьмидесятых – девяностых.

Автор: Павел Велицкий

  • Категории: Интервью, Общество, Украина, Харьков; Теги: , , ;

  • Чтобы узнавать о самом важном, актуальном, интересном в Харькове, Украине и мире:
  • подписывайтесь на нас в Telegram и обсуждайте новости в нашем чате,
  • присоединяйтесь к нам в соцсетях: Facebook , Instagram , а также Google Новости,
  • смотрите в Youtube, TikTok, пишите или присылайте новости в нашего бота.
  • Вы читали новость: ««Мы можем столкнуться с эпидемией ВИЧ» – последствия оккупации Харьковщины»; из категории Интервью на сайте Медиа-группы «Объектив»

    • • Больше свежих новостей из Харькова, Украины и мира на похожие темы у нас на сайте:
    • • Воспользуйтесь поиском на сайте Объектив.TV и обязательно находите новости согласно вашим предпочтениям;
    • • Подписывайтесь на социальные сети Объектив.TV, чтобы узнавать о ключевых событиях в вашей стране и городе;
    • • Дата публикации материала: 7 января 2023 в 20:45;
    • Корреспондент Павел Велицкий в данной статье раскрывает новостную тему о том, что "Отсутствие антиретровирусной терапии для больных ВИЧ, заместительной терапии для наркозависимых и изнасилования оккупантами. Реалии жизни на временно оккупированных территориях могут сказаться и после деоккупации на ситуации в стране в целом".