• Воскресенье 15.12.2019
  • Харьков +5°С
  • USD 23.56
  • EUR 26.24

Здесь вам не Париж. Как харьковчане уничтожают свои «нотр-дамы»

Здесь вам не Париж. Как харьковчане уничтожают свои «нотр-дамы»

Длинные выходные в начале мая – самое время выбраться за город. Многим харьковчанам уже надоели шашлыки, они хотят более разнообразного досуга – этим объясняется растущая популярность однодневных маршрутов в Полтавскую область или в Святогорск. Увы, под Харьковом уже почти не на что смотреть – наши знаменитые усадьбы лежат в руинах.

В апреле была только одна новость, которая по накалу эмоций почти затмила выборы украинского президента – пожар в парижском Нотр-Даме. Харьковчане, успевшие побывать в столице Франции, постили в соцсетях фотографии на фоне еще целого Собора Парижской Богоматери и прощались с архитектурным шедевром. Плач мирового сообщества оказался преждевременным – всего за 10 дней французы собрали на реставрацию символа Парижа миллиард евро.

Превращение драгоценности в гору мусора

Среди этого информационного шума совершенно потерялась одна знаковая для Харьковской области годовщина. 15 апреля 2018 года, ровно за год до пожара в парижском соборе, сгорела старинная усадьба Шидловских в Старом Мерчике. До сих пор неизвестно, что именно послужило причиной пожара, но если копнуть глубже, то она очевидна – наше невежество. Долгие годы памятник национального значения, единственный на Левобережной Украине дворец, построенный в стиле французского классицизма, лежал в руинах. После пожара историки и краеведы били в набат – давайте же спасем, что осталось! Но руины даже не сразу оградили от любопытных, пожарные рассказывали, что местные жители начали растаскивать кирпичи из еще тлеющего здания. Впоследствии главный архитектор Харьковской области Вадим Рабинович обещал: обязательно восстановим. Архитектор уже уволился, восстанавливать даже не начинали.

Усадьба Шидловских – это, конечно, не Нотр-Дам. Разница в культурном и историческом значении этих памятников – огромна. Но давайте честно – у нас ведь нет Нотр-Дама. Наша область довольно бедна на памятники истории и культуры: под Харьковом никогда не было королевских дворцов и рыцарских замков. Казалось бы – тем больше мы должны ценить то немногое, что оставили затейливые помещики прошлых веков. Но нет: бедняки оказались более расточительными, чем богачи. И пока парижане, у которых и без Нотр-Дама полным-полно архитектурных шедевров, в кратчайший срок собрали деньги на его реставрацию, мы и не подумали шевелиться.

В 2015 году сгорела крыша еще одной старинной усадьбы – имения князей Святополк-Мирских в Люботине (Гиевка). Усадьба так и осталась разрушенной. Огонь наказывает равнодушных, но иногда нам не нужно и огня. Харьковчане в этом году потеряли один из символов города – Каскад. Фонтана в том виде, в котором мы его помним, больше не будет – будут просто ступени. При реставрации городские власти не нашли возможным восстановить памятник. «Это просто гора мусора», – так сказал мэр Геннадий Кернес во время сессии.

Для многих людей эта «гора мусора» была символом города – таким же, как для парижан – их собор. Да, ценность этих памятников несопоставима, но, повторюсь, у нас нет и не было Нотр-Дама. А теперь нет еще и Каскада, и усадьбы Шидловских. Те немногие драгоценности, которые у нас были, мы сами превратили в гору мусора. Пожар лишь кое-где помог.

Отстали на 150 лет

Европейцы не всегда были такими умными. Собора Парижской Богоматери могло и не быть. В 30-х годах XIX века он стоял в руинах. Парижские власти всерьез подумывали снести собор, чтобы не портил вид. Но нашелся влюбленный в памятник писатель Виктор Гюго и своим одноименным романом вдохновил французов сохранить историю.

Могло бы и не быть другого памятника ЮНЕСКО – Венского леса. В 1870 году большую часть деревьев власти Австрии хотели срубить, но вмешались сами венцы – активисты-экозащитники, как их сейчас бы назвали. Они отстояли свое право на «легкие города».

Снести памятник, потому что – мусор. Вырубить лес, потому что – деревья. Никого не напоминает? Наши нынешние власти находятся примерно на том же уровне культурного развития, что и европейские чиновники – только в позапрошлом веке. Мы отстали примерно на 150 лет.

Впрочем, есть и хорошие новости. Все это еще не поздно спасти. В прошлом году, наконец, после десятилетий упадка и разграбления, начали восстанавливать усадьбу в Шаровке. Какие-то деньги нашли в бюджете, какие-то дал инвестор. Оказывается, можно найти мецената – нужно просто заняться этим. В довольно неплохом состоянии находится и Натальевка – соседняя с Шаровкой усадьба. Да и поместью Шидловских еще можно вернуть первозданный вид. История показывает, что можно восстановить из руин целые города. Пример тому – Варшава, где многие харьковчане сейчас бывают часто по работе или в отпуске. Все, что туристы видят там, построено каких-то 70 лет назад. После войны польская столица была разрушена на 85% – то есть, почти полностью. Старинные здания восстанавливали по рисункам, фотографиям, воспоминаниям. Многие жители Варшавы сами разбирали руины и ремонтировали дома. Градоначальник не сказал тогда: «Это же просто гора мусора». Жители не сказали: «У нас есть дела поважнее». Они собрались и отстроили тот город, который любили.

Да зачем далеко ходить – и в Украине есть примеры спасения архитектурных памятников. Впервые я попала в замок Сент-Миклош на Закарпатье в 2007 году. Тогда это была гора мусора в прямом смысле – от замка оставались только стены. Но нашлись люди, которым было не наплевать – замок взяли в концессию художник Иосиф Бартош и его жена Татьяна. Я побывала там в 2017-м – и его было не узнать. Реставрационные работы еще идут, но усилия всего двух людей постепенно возрождают былое великолепие из строительного мусора.

Мы тоже смогли бы. У нас не так много памятников, достойных реставрации, и не так мало людей с деньгами. Чего у нас нет – так это воли начать.

×

Tакже вы можете позвонить в редакцию по телефонам (057) 763-12-12, 763-14-14 или отправить письмо.