• Воскресенье 18.08.2019
  • Харьков +20°С
  • USD 25.32
  • EUR 28.23

Забытые люди. Почему модульный городок не решил трудности переселенцев

Забытые люди. Почему модульный городок не решил трудности переселенцев

Пять лет на расстоянии каких-то 200 километров от Харькова идут боевые действия, о которых мы не желаем вспоминать. Все эти пять лет в городе живут люди, о которых мы предпочли позабыть – люди, бросившие свои разрушенные дома и приехавшие в наш город в надежде на новую жизнь.

Недавно эти люди вновь вернулись в информационное поле. Стало известно, что модульный городок вскоре прекратит свое существование. В начале 2015 года за деньги немецкого правительства возле Аэропорта поставили  несколько жилых боксов, оборудовали детскую площадку и заселили туда чуть больше 300 человек из зоны проведения антитеррористической операции. Операция переросла в затяжную позиционную войну, за это время ни Харьков в частности, ни Украина вообще не решили вопрос переселенцев.

Приехали на месяц – остались навсегда

Эти боксы на окраине Харькова и домами-то не назовешь: так, вагончики с окнами, опутанные электропроводами. Никто из тех 300 человек, которые здесь живут, и не думал, что такие вагончики могут стать им домом. Все тогда, в начале 2015 года, еще надеялись вернуться домой: кто – в Донецк, кто – в Горловку.

Всего за год  до заселения в вагончики эти мужчины и женщины, старики и дети и слово это – переселенец – не употребляли в обиходе. Жили дома, готовили салаты на Новый год, ставили елку – как все. А потом эти домашние, обычные люди начали появляться на вокзале Харькова в халатах и тапочках, с растерянными лицами, с плачущими детьми. Все, что сделали для них государственная и городская администрации – давали возможность пожить в некоторых санаториях. Все остальное делали неравнодушные харьковчане: начиная от покупки продуктов на обед, заканчивая устройством на квартиры.

Первыми приехали жители Славянска – им повезло, они вскоре вернулись домой. К осени потянулись донецкие и луганские.  Для кого-то из них модульный городок, действительно, оказался транзитным. Большинство осталось на долгие пять лет. Сейчас городские власти велят выселяться: продлить их договор о проживании нет никакой возможности, вентиляции в домиках почти нет, конденсат все время капает на проводку, по стенам – плесень, здесь опасно жить. Срок эксплуатации этих домиков истек – это правда. Но есть и другая правда: многим жителям модульного городка совершенно некуда идти.

Выживут только сильные

Чиновники мэрии говорят: снимайте себе жилье. С одной стороны, они совершенно правы. Трудоспособный человек не должен ютиться в вагончике – он вполне способен найти себе работу, зарабатывать деньги на аренду жилья, адаптироваться в новом городе и стать полезным членом общества. Трудоспособный человек не должен быть иждивенцем – это стыдно. Ключевое слово – трудоспособный.

Из 302 жителей модульного городка 130 – дети, двое из них – на инвалидных колясках. 33 человека – пенсионеры. Просто представьте себе это: вы всю жизнь ходили на работу и платили налоги, вы построили дом, вы сделали там ремонт, посадили сад, вышли на пенсию и надеялись в тишине и спокойствии родного дома встретить старость. И вдруг на седьмом десятке жизни вы бежите в тапочках и без гроша в чужой город, потому что ваш дом разворотили «Грады». Давайте честно ответим себе на вопрос: как скоро мы стали бы на ноги и обзавелись своим собственным жильем в такой ситуации?

Часто можно услышать даже из уст самых высокопоставленных харьковских чиновников: «Они просто не хотят работать». Да, возможно, некоторые и не хотят. В каждом обществе есть какой-то процент бездельников. Но, опять-таки, давайте честно подумаем: какую такую работу должна найти мать четверых несовершеннолетних детей, чтобы содержать детей, платить за жилье и нанять няню, которая будет с детьми, пока она ходит на работу. Какую работу должна найти мать ребенка с инвалидностью или даже взрослый на инвалидной коляске?

Немного арифметики: аренда комнаты в  Харькове стоит около 3 тысяч гривен в месяц, однокомнатной квартиры – в два раза дороже. Средняя зарплата в Харькове – около 9 тысяч гривен в месяц. Взрослому работающему человеку, а, тем более, семье из двух работающих людей, вполне под силу снять себе жилье. Я сама долго прожила в арендованной квартире. Но я – взрослая работающая женщина без иждивенцев. Смогла бы я снимать жилье, будь на моем попечении старики, инвалиды или малолетние дети? Скорее всего, не смогла бы. Вот и переселенцы не смогут.

Трудности адаптации

Заместитель городского головы Светлана Горбунова-Рубан предложила нетрудоспособным обитателям модульного городка следующее: пенсионерам – переехать в гериантрический интернат, гражданам с инвалидностью – в специализированные учреждения для инвалидов. Как по мне, совершенно людоедское решение. С таким же успехом чиновница могла предложить родителям сдать маленьких детей в детские дома.

Слава богу, чиновники пока не выгоняют никого на улицу – и на том спасибо. Тем не менее, эта история с модульным городком стала ярким примером того, что Украина вообще и Харьков в частности никак не решил вопрос временно перемещенных лиц. У нас было только транзитное решение, и у него уже истек срок годности.

По последним данным, в стране проживает 1 миллион 380 тысяч человек, которые перебрались из Крыма, Донецкой и Луганской областей в другие регионы Украины. Они потеряли дом не по своей вине. По справедливости, компенсировать военные потери должен тот, кто развязал войну, в нашем случае – Путин. Но давайте посмотрим правде в глаза: в ближайшее время мы вряд ли заставим его раскошелиться.

Выходит, помочь вынужденным переселенцам адаптироваться должна Украина и украинские органы власти, поскольку переселенцы – граждане Украины, они покинули свои дома потому, что захотели оставаться гражданами Украины (а не «ДНР» или «ЛНР»). Было бы несправедливо сказать, что за пять лет не сделано вообще ничего. В прошлом году была запущена программа доступного жилья в малых населенных пунктах для переселенцев. Но подходит она далеко не всем. У одних нет средств на первоначальный взнос, у других проблема в том, что в селе они не смогут найти себе работу (как заработать в провинции – это грустная тема для совершенно отдельного блога).

Есть программа «Рука помощи», дающая работу. Более важная, с моей точки зрения, ведь человек с заработком найдет себе жилье и сам.  В Харьковской области больше полутысячи переселенцев таким образом устроились на работу.

Все эти прекрасные инициативы рассчитаны на тех, кто и так вполне способен адаптироваться: трудоспособных, здоровых, сильных. Как всегда у нас, за бортом остались слабые – старики, многодетные семьи, нетрудоспособные граждане.  И здесь возникает один очень важный вопрос: если у нас нет места для таких граждан – то за что мы воюем?

Современная война идет не в окопах. Современная война идет за человеческие души – кому и какой стране, какой идеологии отдадут преимущество люди. За пять лет мы не смогли предложить нашим гражданам, лишенным дома не по своей вине, никакой внятной, комплексной программы жизни на новом месте. Выберут ли они в следующий раз Украину, когда перед ними станет такой выбор?

×

Tакже вы можете позвонить в редакцию по телефонам (057) 763-12-12, 763-14-14 или отправить письмо.