• Суббота 21.04.2018
  • Харьков +9°С
  • USD 26.23
  • EUR 32.47

«Эти 42 минуты под землей» – покажутся здесь вам детским лепетом. Все о Нью-Йоркской подземке

Мир 686
«Эти 42 минуты под землей» – покажутся здесь вам детским лепетом. Все о Нью-Йоркской подземке

Если вы ищете подземку в Нью-Йорке – забудьте о больших светлых входах, которые видно издалека, и привычной нашей букве М. Нью-йоркский сабвей неприметен.

Заметить его издалека можно разве что по таким зеленым фонарям.

 

Как же я его боялась! Еще бы – 469 станций (больше всего в мире), эти разноцветные линии без человеческих названий (ну что это за B или Q?), которые будто спрут охватили весь город. А еще куча рассказов о крысах, которые бегают прямо по перронам, о мусоре и странных пассажирах… В общем, я заходила в эти двери явно настороженно.

На самом деле при ближайшем рассмотрении (и с помощью друзей) оказалось все доступно. Но только если у тебя в руках карта. С ней ты – Бог, а без нее шанса разобраться в этой паутине – ноль.

Чтобы попасть в сабвей понадобится метрокард. Вот такая. На нее можно забросить деньги, а можно купить проездной на месяц или на неделю. Все местные, кто ездит часто, делают именно так. Чтобы ездить месяц безлимитно – придется выложить 116 долларов. В этом есть смысл, только если ты минимум два раза в день спускаешься в подземку.

Метро и автобусы стоят одинаково – 2,75. Здесь это – один организм. В автобусах расплачиваются этой же картой. Приятный бонус: если тебе надо добираться до метро на басе – заплатить придется всего раз. Автомат просто считает 2,75, а в метро пустит тебя уже бесплатно.

Первый раз в автобусе я проехала зайцем. Я не знала о карточке и думала, что там можно просто, как у нас – «Передайте за проезд». Захожу с моими тремя долларами и понимаю, что фигушки. Оказывается, если вдруг хочешь расплатиться наличными – то только по 25 центов, будь добр. Спасибо милому водителю, он меня пропустил и на выходе, когда я пыталась выяснить, «how may I pay» – просто улыбнулся и сказал: ничего страшного, гудбай.

Итак, ты сел в поезд. Теперь есть два варианта. Первый – тебе повезло. Ты едешь в новом вагоне, где остановки показывают на электронном табло. Как, например, на моей родной линии Q.

Тут вообще нет проблем. Ныряешь в карту, находишь путь – и вперед. Но так везет не всегда. Потому что большинство поездов – без такого электронного табло, во многих вагонах даже нет карты, а водители объявляют станции так, что ничего не понятно. Да-да, почти нигде тут нет записанного на пленку хорошо поставленного баритона, который в конце еще предупредит тебя, что не надо оставлять вещи, и пожелает «Всього найкращого». Нет смысла. Тут вечно что-то ремонтируют и перекрывают, маршруты меняются, поэтому водители все объявляют сами.

И вот ты садишься, находишь на карте свою станцию, ждешь, когда их начнут объявлять. И при первой же остановке начинается паника. Потому что все, что ты слышишь, это «блаблабла» и «бубубу». Ты, конечно, можешь посчитать, где тебе выходить. Но ехать обычно так долго, что ты сбиваешься моментально. Я смотрела на перрон по прибытию и только так узнавала, где же выйти (благо название станции – на каждом столбе. Ньюйоркское метро развивает внимание.

 

Зато на некоторых станциях есть вот такие автоматы. Тут можно глянуть карту и посмотреть, сколько ждать нужного поезда.

 

Ну и вроде бы – закачай в телефон карту, следи, на какой станции пересаживаться – и все. Ан нет. Подземка НЙ так быстро не дается. Здесь, например, ты можешь зайти на станцию – и обнаружить, что с этого перрона поезда в твою сторону не ходят. А чтобы перейти на другой – надо вновь выйти на улицу. И хорошо еще, если там есть сотрудник станции и ты можешь ему сказать, что ошибся – тогда он проверит твою карту – убедится, что ты и правда только что зашел в метро, и пустит бесплатно. Если же станция без сотрудников (такое тоже бывает) – придется заплатить 2.75 за переход.

В метро я впервые за время жизни тут испугалась. Дело было так. Я опаздывала, поэтому как заправский местный (а что – я здесь уже три недели!) решила пересаживаться на те маршруты, которые пропускают станции (тут все поезда делятся на локальные и экспрессы – локальные кланяются каждому столбу, а экспрессы тормозят только на избранных остановках). И вот перебегаю я в очередной поезд. Плюхаюсь на сиденье и понимаю – теперь-то можно отдохнуть – ехать по прямой и далеко. Очередное «бубубу» от водителя пропускаю мимо ушей, утыкаюсь в книжку и еду. И вдруг поднимаю глаза – а никого нет. И поезд едет как-то странно, медленно и скрипит. Я вспоминаю «бубубу» и понимаю – это была конечная! И меня везут в депо (ну конечно в депо, к тем самым крысам!). Я бегу по вагону в поисках кнопки «связь с водителем» или стоп-крана, или еще Бог знает чего – лишь бы дать знать – ауу, я тут! Но нет ничего. А телефонной связи и интернета нет. К счастью, пока я обдумывала, как выбраться из вагона через окно – поезд успел развернуться и выехать на ту же станцию.

Спустя несколько дней похожих проколов я научилась быть внимательней под землей и стала ездить почти без запинок. Но иногда я, конечно, блуждаю. Вот недавно вечером собралась домой, в Бруклин, устроилась уютно с книжкой, завернулась в шаль (еще одна особенность подземки – в поездах холодно, а на станциях кошмарно жарко) и приготовилась к неспешному часовому путешествию. И спасибо, что спустя минут 15 подняла голову. А там – 96 стрит (почти Гарлем). Опа! Надо быть внимательней и смотреть, в какую сторону едет нужный тебе поезд.

Ездить в Манхеттен мне далеко. До Центрального парка, например, трястись час. Куняющих пассажиров часто развлекают залетные «артисты». Если приходится ждать кого-то на станции – тоже может повезти и там будет кто-то играть. Ну вы же знаете, наверняка, что в сабвее не играет, кто попало. Каждого исполнителя отбирает специальная комиссия.

Этого музыканта я заснимала до дыр. Потом он подозвал меня и долго расспрашивал, не для журнала ли я снимаю. Я сказала – нет, хочу просто показать его друзьям. Он разрешил. И главное нафотографировала – а спросить, что же за инструмент у него – забыла. Может вы подскажете? Он не только играет, но и поет, а от этих палочек получается какая-то космическая музыка.

Больше пока я ни одного музыканта в сабвее не встретила. Не везет мне и на фриков. Первое время я, конечно, любила рассматривать людей.

Один раз наблюдала картину – на скамейке сидят темнокожий, мекс, индианка, ортодоксальный иудей в шапочке и китаец. Одно место свободно. «И если туда сейчас сяду я – будет весь Земной шар» – шепчу я на ухо своему спутнику. Но в основном люди тут – вполне обыкновенные.

 

Здесь в метро многие просто живут – ехать-то далеко. Наблюдала как-то двух индианок, которые завтракали, пристроившись в углу поезда. Часто тут ездят целыми огромными семьями с кучей детей, их и кормят, и играют с ними, и книжки им читают по пути. Чувствуешь себя в коммуналке.

Вот такая поза – норма. Все закидывают ноги. Правда, за это могут оштрафовать, если поймают. Но, по-моему, никто не ловит.

Ну а вообще я люблю этот сабвей. Да, грязный, да, страшный (какой там мрамор, дай Бог чтобы плитка на стенах была), да, ненадежный (бывает маршрут меняется просто посреди дороги, о чем тебе, конечно же, сразу сообщают – все тем же непонятным «бубубу») – но есть в нем шарм. Это как мужчина, которые десять раз не красив, и не в твоем вкусе, а берет за руку – и ладошка потеет от волнения. Химия. Ничего не поделать.

×

Tакже вы можете позвонить в редакцию по телефонам (057) 763-12-12, 763-14-14 или отправить письмо.