• Вторник 11.12.2018
  • Харьков +1°С
  • USD 27.78
  • EUR 31.74

Эстония: украинский разлом. Как война в Украине повлияла на общество и медиа страны?

Мир 3277
Эстония: украинский разлом. Как война в Украине повлияла на общество и медиа страны?

Украинский вопрос

Майдан, аннексия Крыма и война на Донбассе – события, бесспорно, из разряда тех, что делят мир на «до» и «после». И особенно ярко это проявилось в информационной сфере. Фронт гибридной войны прошел по каждой кухне с включенным телевизором и Эстония – не исключение. Здесь точно так же из-за оценок происходящего в Украине рвались семейные узы и рушилась давняя дружба. Обывательская истерия 2014 года ослабла, но забыть ее сложно. Как и понять почему реакция в далекой Эстонии на события в Украине была такой бурной и эмоциональной.

Павел Иванов, свободный журналист (Таллинн): «Это было нечто. После весны 2014 года люди, которых знал десятилетиями, вдруг заявляли: «А что вы хотели? все эти хохлы такие» Спрашиваю: «А ты всегда так думал ? Что случилось? Почему вдруг так?» Я думаю, такая реакция – это личностное. Сейчас такое же с Сирией происходит. Или со Скрипалями».

В украинском греко-католическом храме в Таллинне собирают помощь пострадавшим от войны на Донбассе

Острота восприятия событий в Украине оправдана. Помимо прочего, украинцы в Эстонии – третья по численности группа населения. Но в количественном исчислении нас, правда, немного: всего около 22 тысяч человек. Тем не менее, это очень активная община. Деятельность не ограничивается культурными или просветительскими акциями: украинские активисты устраивают пикеты, собирают гуманитарную помощь для пострадавших от войны на Донбассе, проводят показы украинских фильмов.

В радиоэфире Эстонии выходит даже украиноязычная программа.

Глава Украинского Землячества Эстонии, профессор и публицист Евген Цибуленко рассказывает: после 2014 года в адрес украинских активистов посыпались угрозы. Доходило и до более серьезных инцидентов.

Отмечу, что разлом по украинскому вопросу был присущ обществу, но не государству. Эстония в трудный для Украины момент оказала помощь и проявила себя надежным партнером. В перерасчете на душу населения страны именно Эстония оказывает наибольшую помощь Украине среди всех европейских государств. В парламенте страны есть активная группа депутатов – друзей Украины, да и за стенами официальных учреждений их хватает.

Однако, субъективному наблюдателю (даже прожившему в Эстонии много лет) может показаться, что в медиа-пространстве никакой поддержки Украины нет вовсе. Во всяком случае в приятной нашему уху интерпретации – с терминами «государство-агрессор», «террористы» и далее по списку.

«Проблема в тому, що в Естонії є повний набір кремлівських медіа і серед російськомовних мешканців за даними недавнього опитування 58% вважає цю інформацію достовірною. Зрозуміло що в тих головах коїться. ЕРР – громадське ЗМІ, ба навіть там російськомовні журналісти знаходяться в цій парадигмі і щось таке антиукраїнське інколи проскакує. Я з ними спілкуюсь, вони це виправляють частіше за все» – говорит Евген Цибуленко. Солидарен с ним в оценках и Владимир Паламар, президент Ассоциации украинских организаций в Эстонии.

Владимир Паламар, президент Ассоциации украинских организаций в Эстонии: «Одна з важливих проблем, на мій погляд – це те, що естонські журналісти погано орієнтуються в українських ЗМІ і більшість інформації про Україну вони беруть з російських джерел. Російськомовні медіа виступають посередником для інформування естономовного населення про події в Україні. Це не завжди проукраїнська інформація, часто – проросійська. Інколи в естонських ЗМІ фактично паплюжать те, що у нас робиться».

Но наши земляки в Эстонии и их эстонские друзья не сдаются, борьба на информационном поле продолжается. Есть здесь и свои маленькие победы. Хотя, может, и не такие уж и маленькие.

Надо отдавать себе отчет в том, что события, кажущиеся нам в Украине важными, а возможно и важнейшими в Европе, сейчас здесь таковыми не воспринимаются. Эмоциональный резонанс 2014 года сошел на нет. Как бы цинично это не звучало, война на Донбассе для мирной и спокойной Эстонии – это новости с периферии мира. Сирия сегодня вызывает куда больше беспокойства, чем Украина. Возможно, что исчезновение из повестки дня Украины – результат некоего сговора редакторов. Такую гипотезу выдвигает политолог, в прошлом – депутат парламента Эстонии Тоомас Алаталу.

Тоомас Алаталу: «Что касается украинских событий, здесь есть молчаливая договоренность в руководстве медиа: не упоминать конфликты между местными русскими и украинцами. Но на самом деле они были, открытые стычки. Есть у нас такое мероприятие – «Славянский венок», и там нападали на школьников, которые приехали: но ни одно эстонское СМИ об этом не упомянуло».

Говорит и показывает Таллинн

В рассказе я часто упоминаю русские СМИ и русскоязычные СМИ в Эстонии. Ни за что на свете не ставьте знак равенства между ними. И уж, тем более, не стоит огульно обвинять всех в вольной или невольной трансляции кремлевской пропаганды. Кроме общегосударственных телеканалов и радиостанций, в Эстонии широко развита сеть частных и муниципальных медиа. В Таллинне в одном из торговых центров расположилось городское телевидение.

Работающий здесь на «четверке» популярный русскоязычный радиожурналист Артур Аукон прямо называет Таллинское ТВ карманным телеканалом.

Артур Аукон, журналист: «Таллиннское телевидение финансируется из столичного бюджета, а в Таллинне уже много-много лет побеждает центристская партия. То есть фактически – это карманный канал одной политической силы. И та же партия и город Таллинн закупают контент на Первом балтийском канале. Там три передачи, которые проплачены исключительно Таллинном. И там можно видеть много информации с перерезанием ленточек, хвалебными одами – особенно перед выборами. Все все понимают, все обеспокоены, но что с этим сделать на законодательном уровне?».

Государство деятельность СМИ почти не регламентирует, и языковой вопрос в контексте вещания стоит совершенно не так остро как в Украине. Фактически СМИ самостоятельно выбирает язык, ориентируясь на целевую аудиторию. То, на каком языке вещает СМИ, решает не чиновник в Таллинне, а фактически – рынок. Реальная ситуация при этом такова, что соотношение количества русскоязычных и эстоноязычных медиа явно в пользу последних.

Реальная ситуация при этом такова, что соотношение количества русскоязычных и эстоноязычных медиа явно в пользу последних

Таисия Титова, ответственный редактор старейшего в Эстонии частного телеканала, вещающего на русском языке, поясняет: «Регулирует все закон о языке. Все должно переводиться и снабжаться субтитрами. Без субтитров можно выпускать не более 10% от недельного объема собственных программ» Еще одно требование, касающееся СМИ, содержит статья 10 «Закона о языках».

Регуляторная политика государства в отношении медиа, безусловно, существует, но размеры ее очень отличаются от аналогичных в Украине. Вмешательство государства сведено к минимуму, что позволяет Эстонии стабильно занимать высокие места в рейтингах свободы слова. « В Эстонии нет закона о медиа. И мы не собираемся его принимать » – говорит Марью Лауристин, эстонский ученый и политик.

Марью Лауристин: «Никого не закроют. У нас же нет военного положения? Вот было бы – другой разговор. Идеализировать положение в эстонских медиа не стоит. У нас есть все. И хейтспич, и стереотипы, и о русских плохо говорят. Но есть другое самоощущение – принадлежность к свободному открытому обществу».

Ну и опять же время возмутиться: да как же так – это же такого можно наговорить в эфире! Уж такой пропаганды нагнать. И что, ничего никому не будет за это?

Как ни удивительно, но практически ничего и никому. В случае клеветы есть возможность пожаловаться в Совет по прессе. И обычно конфликт решается на этом этапе. В худшем случае – суд. Прецедентов закрытия СМИ из-за систематической дезинформации или распространения фейков в Эстонии нет.

Надеяться бессмысленно

«Работа многочисленных российских учреждений по привлечению эстонской русскоязычной молодежи в политику раскола ясно показывает, что в ближайшее время бессмысленно надеяться на потепление отношений между странами и снижение деятельности России по распространению своего влияния» – этими словами начинается ежегодный отчет Полиции безопасности Эстонии. Информационная угроза со стороны России – одна из ключевых для страны.

Тема пропаганды в таких отчетах неизменно присутствует в докладах с 2015 года.

Интересно, что время от времени в этот ежегодный отчет попадали люди, в эстонском политикуме достаточно известные – хотя бы тот же Михаил Кылварт, патрон проведения Тотального диктанта по русскому языку в Таллинне и активный участник пророссийских мероприятий. Однако дело в худшем случае может ограничиться неким условным общественным порицанием.

Ну да, Михаил Кылварт фигурировал в одном из отчетов КАПО потому что он, будучи тогда заместителем мэра Таллинна, будто имел слишком тесные контакты с пророссийской организацией «Ночной дозор» и с российским посольством. Но никаких последствий это не имело. Вернее, это имело политические последствия в том смысле, что это не прибавило симпатии Центристской партии среди тех, кто за этим следит – в основном среди эстоноязычных избирателей.

Право поощрять или наказывать местных политиков за контакты с кремлевскими пропагандистами целиком принадлежит избирателю. И пока что эстонский избиратель поддерживает в большей мере партии пророссийского толка. Например центристов, входящих ныне в состав коалиции в парламенте и в большинстве местных советов. Что это: влияние российских медиа, пророссийской риторики или реакция на политику предшественников из партии реформаторов – судить сложно.

Опять стоит предостеречь от проведения аналогий с Украиной. Да, и там и у нас объективно существуют силы, которые можно назвать пророссийскими. Однако, на этом сходство и закончится. Эстонский политикум куда более прагматичен, ориентирован на ЕС, свято блюдет приверженность демократическим ценностям, независимости, свободам. Есть правые консерваторы, мечтающие о выходе из ЕС и НАТО, но представить себе пророссийскую партию в Эстонии с риторикой Партии регионов о единстве с Россией, общем экономическом пространстве или русском как втором государственном – невозможно.

«В принципе, потенциал для мобилизации есть. И социально-экономическое недовольство и протесты по поводу отчуждения, и ностальгия по СССР – все это есть, все можно мобилизовать, но сейчас эту нишу исторически заняла партия центристов, а они опираются не только на русский электорат, но и на эстонский. И у них более широкая база. Так что внутри партии может быть некая фронда, в лице той же Яны Тоом, но эта фронда всегда проигрывает, когда возникает серьезная проблема. При расколе может возникнуть уже какая-то национальная, русская партия. Но это невыгодно самим центристам: в единстве они могут играть на более широком электоральном поле, включая чисто эстонскую периферию, тех, кто проиграл от реформ и членства в ЕС» – утверждает Вячеслав Морозов.

Но вернемся к медиа.

В последнее время в Эстонии ведутся дебаты вокруг поданного Министерством юстиции страны законопроекта об иностранных агентах. К организациям, которые являются филиалами иностранных структур и ведут деятельность по лоббированию их интересов, получая за это деньги из-за рубежа, могут быть применены требования о регистрации в статусе иностранных агентов. Коснется ли это пропагандистских контор Кремля, действующих под вывесками медиа? Урмас Рейнсалу, министр юстиции Эстонии не отвергает такую возможность.

Урмас Рейнсалу: «Это будет зависеть от целей этих организаций. Мы не говорим о копии российского закона, то есть об ограничении деятельности представителей других государств по идеологическим соображениям. Демократическое правовое государство должно защищать себя в открытую. Мы имеем право знать из какого-то списка, каталога, что тот или иной человек или организация занимаются политической пропагандой и имеют контакт с другой страной. В таком случае они могут считаться агентами этого государства. В большинстве случаев журналисты не будут подпадать под это определение. Но если кто-то берет иностранные деньги и имеет миссию заниматься политической агитацией, думаю, было бы хорошо, если такие люди будут зарегистрированы как агенты».

Все это, впрочем, пока что на стадии проекта. А тем временем Россия продолжает наращивать информационное влияние на Эстонию.

Мягкая сила «Русского мира»…

Один из терминов, часто применяющийся российскими СМИ в отношении западных стран, в частности Эстонии – русофобия. На практике проявлений бытовой русофобии в публичном, а тем более в политическом пространстве Эстонии крайне мало. Каждый эпизод становится в маленькой стране большим скандалом. Рискну утверждать, что в странах ЕС трудно найти более лояльный к русским, к русскому языку и русской культуре город, чем Таллинн. Как и в любом другом туристическом городе (а Таллинн посещает ежегодно более 4 миллионов туристов), здесь очень чутки к уровню предлагаемого сервиса. И если клиент желает говорить по-русски, с ним поговорят на языке родных осин. Хотя вначале и непременно скажут «Тере» (Здравствуйте).

Старый город переполнен матрёшками и ушанками в витринах, один из лучших ресторанов в центре города – русский. Афиша Таллинна тоже больше похожа на питерскую – рядом с Брайаном Адамсом гастроли московского балета, постановки Чехова, Толстого. В книжных магазинах Таллинна – свежайшие новинки российских издательств. Да, скажем честно, занимают отделы русской литературы процентов 15-20 площади книжных, но и в целом по размеру такие магазины превосходят самые большие украинские раз в пять.

Плюс все российские каналы. Без исключений. Единственная страна из балтийских, не вводившая ограничений против русских медиа.

В Таллинне вовсю работают организации «Русского мира» и запрещать их тут, похоже, никто не собирается. Видят ли местные эксперты и политики опасность в такой ситуации? Подавляющее большинство из опрошенных – нет. Даже те, кто признают фактическое наступление России в информационном поле, как Тоомас Алаталу, никаких рецептов противодействия не высказывают.

Тоомас Алаталу: «Эстония – традиционное место российского влияния. И они не хотят от этого отказываться. Они заинтересованы в том, чтобы здешние русские не уехали и в том, чтобы держать их под своим влиянием. Особенно – сохранить язык. В языковом вопросе они добились больших успехов. У нас русский язык возвращается, даже в рекламе. До 2016 года это было под контролем, а сейчас база русского языка расширяется, переводят документы на русский, даже в аптеках вкладыши в лекарства стали дублировать на русском. Ну и фильмы, передачи, шоу российские – все это бросается в глаза, идет наступление. Мы не против, но не очень понятно почему это делается».

…и «софт пауэр» Эстонии

С пропагандой можно бороться разными методами. Например, блокировать и глушить каналы. Такая политика давала неплохие результаты в СССР во времена Холодной войны . Правда, к глушилкам прилагалась армия пропагандистов и агитаторов, монополия на прессу, кино, песни и детские книжки – буквально все; альтернативная реальность требует полного погружения в среду.

Второй вариант: вступать в спор – вести контрпропаганду. Но что делать, если твой враг может потратить сотни миллионов долларов на развертывание сети пропагандистских медиа по всему миру, а ты – нет?

Можно, наконец, просто не обращать внимания на оппонента. Говорят ведь, что иногда умнее всего – промолчать. Но тогда враг спокойно посеет зубы дракона, а всходы собирать тебе.

В 2015 году в Вильнюсе во время одного из семинаров, который был посвящен противодействию российской информационной агрессии лектор с большим воодушевлением рассказывал о попытке Эстонии противопоставить российской «мягкой силе» свой «софт пауэр». Идея заключалась в том, чтобы создать телеканал на русском языке с качественным развлекательным контентом. Кулинарные шоу, творческие конкурсы – все эти «Ледниковые периоды» и «Поля чудес», но без российских звезд, и, что главное, без тени эстонской пропаганды. Честное телевидение, классическая модель общественного ТВ, построенная по принципу ВВС, способная дать русскоязычному населению другую, объективную картину мира.

Для 2015 года, когда многим экспертам казалось, что спасение – в мерах радикальных, эксперимент казался феноменально интересным.

Андрей Кузичкин: «А я сразу это предсказывал. И статью на эту тему написал. Доля 0,9% аудитории за три года – это смешно, конечно. Абсолютно неконкурентоспособно. Хотя они и некоммерческий канал, рекламы не размещают, но им невозможно конкурировать с такими же продуктами российского производства. А вот актуальные вопросы они не обсуждают. Это такая вот эстонская ментальность. Она и русскими уже воспринята: никаких ссор. Никакого шума. Никаких скандалов. Совершенно не приветствуется скандал».

К 2018 году можно смело констатировать, что он провалился. Рейтинги русскоязычного канала ЕТV+ колеблются в пределах одного процента и совершенно ясно, что никакого отрыва от останскинкой иглы не произошло.

Андрей Кузичкин, бывший российский чиновник из-за преследований правоохранительных органов России эмигрировавший в Эстонию, считает такой оборот событий логичным.

У Эстонии попросту нет денег для производства телеконтента в таком количестве и такого качества, как у России. С экономической точки зрения затея оказалась совершенно бессмысленной. Тем не менее, Эстония не оставляет попыток дать русскоговорящим жителям больше возможностей для получения информации.

Йоханнес Керт: «В государстве обязательно должен быть один канал, где никогда не лгут. Где может быть не очень интересно, зато там гарантированно проверенная информация. Когда наступает кризис, люди все равно включат этот канал, потому что знают, что там они получат точную информацию. Это одна из важнейших задач для государства. Это подход маленьких стран. Даже если правда неудобна для нас, надо быть честными со своими людьми. Тогда они привыкают к тому, что им не врут по ТВ и мы можем положиться на эти каналы в случае кризиса. Эстонцы, я считаю, в первую очередь люди практичные. Если у нас есть выбор не сказать на русском языке ничего и просто проигнорировать эту часть населения страны или дать им возможность смотреть эстонские новости, проверенные и честные, на родном языке – мы выберем этот путь. Дадим им такую возможность».

Депутат парламента, в прошлом командующий Оборонительными войсками, военный атташе Эстонии при ЕС и НАТО, хороший друг Украины Йоханнес Керт пессимизма по поводу низких рейтингов ЕТV+ не испытывает. Уверяет – здесь речь не о количестве аудитории, а о качестве информации.

С 2014 года в Эстонии сформировалось вполне объективно понимание опасности информационной составляющей гибридной войны. На уровне государства и в самом социуме. Взрывная волна украинского кризиса смогла пошатнуть в какой-то мере стабильное эстонское общество. Тем не менее, осознавая опасность информационной агрессии, государство, похоже, не собирается даже минимально ограничивать свободу слова и вмешиваться в деятельность СМИ.

Кто же и как защищает эстонский информационный фронт – об этом в завершающей части проекта.

×

Tакже вы можете позвонить в редакцию по телефонам (057) 763-12-12, 763-14-14 или отправить письмо.