• Суббота 20.08.2022
  • Харьков +19.02°С
  • USD 36.57
  • EUR 37.22

В избиении украинского подростка в Париже много загадок – французская харьковчанка Ирина Дюпор

Интервью   
В избиении украинского подростка в Париже много загадок – французская харьковчанка Ирина Дюпор

Продолжаем цикл публикаций «Наши за границей». Рассказываем об интересных людях и захватывающих историях их новой жизни в другой стране. А также — о том, как воспринимают в Америке, Европе и даже Австралии громкие международные события.

В предыдущих сериях нашего цикла «новые американцы» рассказали, голосуют ли в США «за гречку» и чем жителей Штатов особенно удивил Дональд Трамп.

Героиня этого материала — Ирина Дюпор, француженка из Харькова, которая живет в Париже около 30 лет.

В интервью телеканалу Simon владелица агентства недвижимости рассказала о проблемах нелегальной иммиграции во Франции, угрозах и безопасности. О том, где работают украинцы без документов, сколько зарабатывают нелегалы и почему в стране не любят выходцев из Африки. А также о неожиданных последствиях эпидемии COVID-19: погибшей на полях спарже и подорожавших балконах и террасах в парижских квартирах.

Работа для нелегалов: мужчины строят, женщины сидят с детьми и стариками

— Вы — воплощение в жизнь мечты многих девушек. Замужем за французом, живете в Париже. Вы не пожалели о том, что вышли замуж за француза?

— Жалеть — это не продуктивно. Никто не знает, как было бы. Ну, а вышла замуж за француза, это — мой не первый французский муж.

— Поздравляю. То есть вы выбрали лучшего.

— Да, вообще это — уже третий муж, с нынешним мы живем 28 лет.

— С какими главными трудностями встречаются украинцы и другие иммигранты, приезжая во Францию? Другие традиции, менталитет?

— Я — плохой пример, ведь я приехала к французу-мужу. Но, сейчас первая проблема это — язык. Если ты не говоришь, ты — никто, ты зависишь от людей. И если кому-то ехать, надо учить язык.

Хорошая новость: французский язык очень легко учится. Это практически, как русский, только слова мы меняем. В отличие от английского, нам не надо менять структуру фразы.  В общем, французский учится легко. Еще никто из украинцев, русских не жаловался, что у него сложности с языком, если есть желание его учить.

Трудность номер два: когда мы уже знаем язык, это найти работу. Как-то легализоваться, получить документы. Это невероятно важно, потому что это немного замкнутый круг, как раньше было с пропиской. Если у тебя нет работы, ты не можешь получить жилье, потому что нужны гарантии. Спрашивают, какие доходы, — и справедливо спрашивают. Потому что, если тебе сдали квартиру и ты не платишь, выселить тебя практически невозможно. Другое дело, если у тебя нет официальных документов на проживание. Сейчас люди думают: раз визы нет, то ты приехал — и тебе все с неба упало. Но это иллюзии. И, к сожалению, они ломаются быстро, потому что человек очень ограничен в возможности работать, если у него нет бумаг. Мужчины это — стройки. Женщины это — уборка и сидеть с детьми и со стариками.  Сейчас даже со стариками больше любят сидеть, чем с детьми.

Это единственные места, куда можно по-черному «вклиниться». При этом, у нас все это запрещено, за это карают. Но мы же все – клиенты, и хочется платить за уборку 10 евро, а не 25. Поэтому, по «своим» всех этих хороших девочек мы друг другу передаем.

Так что вот такие 3 главные сложности: найти работу, квартиру, выучить язык.  Если вы их преодолели, в общем-то во французское общество довольно легко вписаться. Французы доброжелательные.

 

«Практически в каждом вагоне метро — по трое полицейских с собаками»

 — А есть такое: «понаехали»? Ведь сейчас большая проблема Европы — нелегальная иммиграция. И столкновения с полицией случаются. Каково отношение местных к приезжим?

— Во-первых, «понаехали» — это те, кто не вписывается в общество. Не смотрят, откуда ты приехал, и вообще, приехал или не приехал. Франция — очень старая страна со старыми региональными традициями. Еще 200-300 лет назад это была территория других государств. Та же Аквитания была английской, Бургундия была испанской. У нас люди из Савойи к бургундцам будут относится, как к «понаехавшим». В Ницце на лазурном берегу «понаехавшие» — это те, кто из Парижа.

То есть «понаехавшим» считается человек, который не вписывается в традиции, который не уважает людей. «Понаехавшие» — не те, которые приехали из Украины работать. Вот мы пройдем по парижской улице, и нас никто не заметит. Тысячи украинцев ходят по улицам, все к ним прекрасно относятся.

Те, к кому мы относимся плохо, — это не все те, кто «понаехали». Половину людей из тех, кто здесь родился, мы их воспринимаем как людей из другой цивилизации. В основном это арабы, скажем честно. Они не хотят эту цивилизацию принять, уважать людей, уважать частную собственность. У нас очень участились случаи агрессии, нападения на людей в метро. Не скажу, что страшно, не нагнетаю. Но все равно. В метро ты видишь все время полицию и ты говоришь: «А что случилось?» Практически в каждом вагоне метро — по трое полицейских с собаками. Такие серьезные бригады, как терминаторы одетые.

                                    «Не хочу сказать, что тот факт, что это украинский мальчик, делает ситуацию хуже или лучше»

— И в продолжение этой темы. У нас уже несколько недель «гремит» история про избиение украинского подростка в Париже. Президент лично отреагировал на эту ситуацию, задействовано посольство. Как произошедшее восприняли во Франции? Когда вы узнали об этом, как вы отнеслись к этому?

— Ну, во-первых, это ужасно. Никто не имеет права бить. Кроме того, что государство имеет право на насилие — и то у нас, если полицейский под горячую руку тяпнет, с ними жуткие разборки, их увольняют. В нашем цивилизованном государстве это как-то решается. Это жесточайшее преступление и это ужасно. Не хочу сказать, что тот факт, что это украинский мальчик, делает ситуацию хуже или лучше. Не важно, кто кого побил. Важно, что этого вообще не должно было быть в нормальном государстве.

В этой истории много загадок. Например, видео которое было опубликовано. Доступ к нему имеет только полиция. Понятно, что его кто-то слил.

Вокруг этого случая много неприятных историй «аксессуарных». Я нахожусь в группах соцсетей украинцев и русских. И когда кто-то опубликовал, что объявили молебен в русских церквях. Одна старинная — Александра Невского в 17-м районе, а вторая – новая, «путинская», терпеть ее не могу. Ну, раз объявили молебен за этого Юрия, надо сказать «спасибо». Так украинцы устроили срач о том, как это так, мол, «москали», молитесь себе сами. Это неприятно. Люди хотели солидарность высказать.

Кроме того, неприятная история выскочила: хотят обвинить его мать. Она оказалась в центре другого судебного разбирательства. О том, что одиннадцать украинских женщин работали нелегально (о чем мы ранее говорили — хорошо, что работали, иначе у них не было средств на жизнь). Так теперь на нее подали в суд за эксплуатацию человека.

«Никто в этой стране не имеет ничего против украинцев, которые приезжают работать»

— В провинции жить дешевле, чем в столице. Сколько должен зарабатывать человек, чтобы можно было арендовать жилье, нормально питаться, оплачивать страховки? И сколько будет оставаться на досуг, развлечения, спорт, путешествия?

— Если человек хорошо работает (мужчина на стройке, например, женщина — в хорошей семье или на уборке), он точно 2 — 2,5 тысячи, а то и 3 получает. Это вполне комфортно, чтобы в Париже жить. Если жить в пригороде, на семью из трех человек, на квартиру (с учетом электричества, телефона, телевизора, интернета),  легко уложиться в 1000 евро. Потом много чего остается. Естественно, они отправляют родственникам в Украину. Спорт — 500 евро за полгода абонемент. Путешествия у нас недорогие. Самолеты внутри Франции — это 150 евро билет туда и обратно.

— Сейчас правительство Франции вводит ограничение количества иммигрантов. Как это должно происходить, чтобы было цивилизованно?

 — Цивилизованно никак не получается. Проблема в чем. Какая-то мера — она направлена на одних, а страдают другие. Никто в этой стране не имеет ничего против украинцев, которые приезжают работать — и слава Богу, что они приезжают. В частности, на сельскохозяйственные  работы. Когда нас в первый раз «закрыли» в марте, у нас была жуткая проблема в сельском хозяйстве, потому что приезжали поляки, украинцы собирать урожай. А французы не умеют. Помните, у нас было в советское время, когда нас отправляли в колхозы…

                                             «Им дают довольствие, жилье, учебу, все. А они нас убивают»

— Кто же знал, что эти навыки понадобятся.

— Поверьте, такие навыки здесь полезны.  И у нас была смешная история в первый локдаун – в апреле, марте. Началась проблема со спаржей. И все фермеры криком кричали, потому что ровно две недели – и все, спаржа ждать не будет. Фермеры бросили клич: помогайте нам с уборкой. Тогда разрешили людям (в качестве исключения) — тем, кто записался на правительственном сайте, поехать на уборку урожая, их для этого с работы отпускали. Записалось 200 тысяч человек. Приехали не все — 80 %. Половина из них вообще не дошла до этих полей. В итоге до конца сбора «дожили» даже не 10%. Потом все фермеры жаловались: «Прислали непонятно кого. Лучше бы разрешили приехать тем же полякам и украинцам». В общем, урожай погиб. Фермеры пострадали. Кончилось все плохо.

Поэтому объясняю, почему не получится цивилизованно. У нас идиотский закон.  Чтобы принять ограничения, мы должны изменить закон. У нас, к сожалению, из потока иммиграции выделить процент украинцев — это даже не 5 %. А вся эта масса это — Африка, это арабы. Это дикие люди. Я не хочу сказать, что они плохие. Они не просто из другой цивилизации, они из агрессивной цивилизации. Их всячески берут на довольствие — в отличие от украинцев, которым надо всего добиваться самим. Им дают жилье, учебу, все. И эти же люди у нас воруют, на нас нападают, убивают. У нас было гуманистическое движение — семьи, им доплачивали дотации, чтобы они брали на воспитание в семью вот этих страшных людей. И было 4 случая (они из разных стран — Сомали и др.), что они убивали всю семью, которая их приютила. Это даже представить страшно.

То есть отношение вот к этим жутким «понаехавшим» — не ко всем, и это не зависит от цвета кожи,  а зависит от поведения этих людей. У нас в пароксизме гуманизма есть такой закон — категория «одинокий несовершеннолетний». П вот эти 25-летние мужики декларируют, что им по 17, хотя это легко проверить по всяким медицинским параметрам. И они считаются одинокими несовершеннолетними, и их нельзя выселить.

                 

                                      «Я бы не купила квартиру в харьковской новостройке»

— Ну, что сказать, много проблем во Франции. А если поговорить об Украине. Вы были на новогодние праздники в Харькове у родственников. Как вам Харьков? Вы специалист в области недвижимости. Новостройки, архитектура. Имеет ли Харьков свое лицо, которое может быть интересным туристу?

— Харьков — совершенно потрясающий город. Уникальный исторически. Первый банк открылся в Харькове, первый кинотеатр, В Харькове есть знаменитый «тремпель» — кроме, как в восточной Украине, такого слова не знают. Харьков замечательный с сточки зрения архитектуры, науки. Напомним, что из Харьковского университета вышли три нобелевских лауреата. Харьков был столицей Украины. С архитектурной точки зрения Госпром — потрясающее здание.

— А как вам новостройки?

— Новое строительство меня не сильно вдохновляет. У нас законодательство очень жесткое. Например, каждое новое строительство должно выдавать владельцам первых квартир гарантию на 10 лет. Как у вас строят, я не знаю, учитывая, что воруют больше, чем тратят. Я бы не купила в харьковской новостройке квартиру. Мне было бы страшно.

У меня есть любимое место в Харькове. Это канатная дорога. Современное европейское строительство — оно идет в сторону, урбанистика идет в сторону советских концептов. И если раньше строили дома отдельно взятые, то сейчас используют комплексную квартальную застройку. И мы приходим к концепту советского микрорайона.

                                                 Во время эпидемии Париже вдвое подорожали балконы и террасы   

— Неужели это красиво?  Это же похоже на муравейники-«человейники«?

— На самом деле, сейчас стоят парки. Например, две французские строительные компании объявили, что не будут строить квартиры без балконов. Сейчас повысилась ценность балконов и террас. Если раньше, например, до эпидемии, 6% стоимости уходило на террасу, то теперь это 14-15%. Ценность за эпидемию повысилась в 2 раза.

И у нас прекрасно строят. Харьков очень люблю. Считаю его самым красивым городом. Ну, может Одесса может соперничать с ним. Одесса – это Харьков + море.

Меня Харьков встретил грустью – ну, из-за эпидемии. Никаких праздников. Даже на площади вокруг елки было грустновато. Плюс мэр ваш умер. Траур.

«Весь парижский шарм утекает»

— А как люди? Лица людей?

— Что поймешь в масках? Даже улыбаться сложно. Грустно было. Год назад было весело, драйвово. Харьковчане не виноваты. В Париже сейчас еще более грустно. У вас хотя бы все работает — музеи, рестораны. Мало того, что у нас все закрыли. И рестораны, и кафе. Весь парижский шарм утекает. Мы, конечно, сопротивляемся. Но, у нас ввели комендантский час с 6 вечера. Это ужас! Понято, что его мало соблюдают. Это нонсенс. Потому что те люди, которые работают, у них разрешения. Я как владелица агентства недвижимости сама выписала себе разрешение на работу. И мы теперь с подружками ходим типа квартиры смотреть под таким предлогом. Но при  этом в метро — большие кучи народа (поменьше, чем раньше, но довольно много людей). Ловят нарушителей. Кто-то попадается. Первый штраф — 135 евро, второй — 500 евро. Но в Голландии протесты начались, и наше правительство собиралось объявить новый локдаун, но голландцы помогли -правительство решило подождать.

— Вы рассказали про любимое место в Харькове. А есть такие места в Париже, куда вы с удовольствием приведете друзей, которые к вам приедут?

— Есть потрясающие места. Это будет сюрприз. Надеюсь, что вы приедете, когда откроют границы.

Чтобы узнавать о самом важном, актуальном, интересном в Харькове, Украине и мире:
подписывайтесь на нас в Telegram и обсуждайте новости в нашем чате
присоединяйтесь к нам в соцсетях: Facebook  Instagram  
смотрите в Youtube, TikTok, и на Телеканале Simon

Автор: Елена Скалецкая

Вы читали новость: «В избиении украинского подростка в Париже много загадок – французская харьковчанка Ирина Дюпор»; из категории Интервью на сайте Медиа-группы «Объектив»

  • • Больше свежих новостей из Харькова, Украины и мира на похожие темы у нас на сайте:
  • • Категории: Интервью, Мир, Общество, Политика, Происшествия, Харьков; Теги: , , , , , , , ;
  • • Воспользуйтесь поиском на сайте Объектив.TV и обязательно находите новости согласно вашим предпочтениям;
  • • Подписывайтесь на социальные сети Объектив.TV, чтобы узнавать о ключевых событиях в вашей стране и городе;
  • • Дата публикации материала: 5 февраля 2021 в 12:45;
  • Корреспондент Елена Скалецкая в данной статье раскрывает новостную тему о том, что "В избиении украинского подростка в Париже много загадок – французская харьковчанка Ирина Дюпор".

×
[contact-form-7 id="157" title="Сообщить новость" html_class="b-formMessage"]