• Среда 18.09.2019
  • Харьков +14°С
  • USD 24.76
  • EUR 27.31

Самый трудный праздник. Почему мы ссоримся в День Победы?

Самый трудный праздник. Почему мы ссоримся в  День Победы?

В эти дни Харьков в который раз разделится на тех, кто отмечает День памяти и примирения и тех, кто празднует День Победы Советской армии над фашистской Германией.

Тех, кто «ніколи знову» и тех, кто «можем повторить». Тех, кто понесет портреты предков к Мемориалу и тех, кто поместит на аватарку красный мак.

Ни один праздник в календаре не вызывает у харьковчан столько противоречивых эмоций, споров и конфликтов, как День Победы. Ни День Независимости, которой некоторые до сих пор не рады (увы, такие есть), ни День Конституции,  ни даже День защитника Украины и по совместительству день УПА. 9 мая для харьковчан – почти как выборы. И веселье, и сомнения, и грусть, и ссоры, и даже драки. Попробуем понять, почему так вышло.

  1. Праздник-фейерверк из нашего детства

День Победы выпадает на самое прекрасное время года. Начало мая, на улице тепло, но не жарко, каштаны цветут,  настроение – прекрасное. Во времена моего детства – в конце 80-х и в начале 90-х – фейерверк во многих городах можно было посмотреть только 9 мая. Отношение моих ровесников и тех, кто постарше, ко Дню Победы во многом сформировано этими детскими еще впечатлениями: весна, после парада – карусели и мороженое в парке, потом с родителями – на пикник, а вечером – салют.

О тех, кто постарше, и говорить нечего. На каждом харьковском параде  в честь Победы в колоне «Бессмертного полка» непременно найдутся тетушки, которые заведут свою извечную песню о том, как же хорошо было в Советском Союзе и какие были парады. Я понимаю, о чем они. В Советском Союзе на парад Победы тогда еще молодые тетушки надевали самые лучшие наряды, а в райкоме давали деликатесы к праздничному столу. Они хотят не Советский Союз, они хотят идти на парад тридцатилетними нарядными красотками со свежей «химией» – это очень даже понятно, кто же не хочет.

Наша любовь ко Дню Победы процентов на 80 состоит из сладких воспоминаний о том, как же хорошо быть юным, как же хорошо было в детстве.

  1. Дети победобесия

У парада с мороженым и качелями была и обратная сторона – тотальная милитаризация школьников. Сейчас многие харьковчане изумляются тому, как в соседней России в военной форме маршируют едва ли не ясельные группы. Но ведь это было и у нас – причем, не так давно.

Однажды в четвертом классе в прекрасный майский день мне выпала честь промаршировать с одноклассниками по центральной площади поселка – мимо трибун! Мы были одеты в форму каких-то десантников, мы пели песню про «знамя фронтовое» , мы открывали большой парад и были совершенно счастливы, потому что дети вообще любят петь и маршировать. Но сказать, что мы были так уж патриотичны – значит, сказать неправду. Нас еще в школе перекормили этим Днем Победы в том его формате, который приветствовался в Советском Союзе: все целыми днями учат военные песни, читают о пионерах-героях и стоят на невыносимых двухчасовых линейках с начальством и ветеранами. Война и все, что с ней связано, еще тогда стали чем-то скучным, школьным, тошнотворно-официозным.  Мы собирались на парад и, с одной стороны,  радовались, потому что – маршировать, качели и салют. А с другой стороны – опять гладить этот дурацкий галстук. Шел 1991 год, несколько дней назад мы стали последними пионерами Советского Союза и относились к этому с изрядной долей иронии. В 1991 году даже десятилетки уже ни во что особо не верили.

У многих до сих пор остается такое смешанное отношение к 9 мая – этот праздник и радует, и раздражает. В нашем детстве было слишком много всего военно-патриотического.

  1. Это было давно

Празднующих День Победы на советский манер многие обвиняют в неискренности – и не зря. Сейчас нельзя праздновать так, как это было возможно еще в начале 90-х. Нельзя по одной простой причине – война закончилась уже очень давно. Слишком мало тех, кто ее помнит.

Победа над Рейхом случилась 74 года назад. То есть, самым молодым ветеранам, которые были призваны в Советскую Армию в 1945 году в возрасте 18 лет, сейчас должно быть уже 92 года. 92 – подумать только! Много ли мы знаем 92-летних? Отсюда вопрос: а кто же тогда те бодрые 70-летние тетеньки и дяденьки в орденах, которые ежегодно восседают на главных городских трибунах? То-то же!

Нас отделяет от той Победы жизнь трех поколений. Мы можем говорить о Второй мировой только отвлеченно, потому что знаем о ней по фильмам и книгам. В то же время, многие не очень порядочные люди используют 9 мая для приобретения политического капитала либо просто как повод покрасоваться на параде. И то, и другое невообразимо раздражает.

  1. Семейные архивы

Я не буду сейчас долго расписывать историю своей семьи в войну – нет ничего скучнее, чем читать о подвигах чужих дедушек. Обобщу только – не было у нас ни героических летчиков, ни отважных комдивов. Был чудом выживший в штрафбате, был десятилетний сирота-бродяга, был узник немецкого лагеря, которого за это посадили потом в советский лагерь. Во многих харьковских семьях в военные годы не происходило ничего особенно героического и достойного гордости – выжили и слава Богу.

Многие пожилые люди еще помнят настоящих боевых ветеранов, которые  9 мая ходили не на парад, а на кладбище. Некоторые старики еще могут рассказать, как искалеченных на войне инвалидов высылали из больших городов, закрывали в интернатах, чтобы не мозолили глаза.

Для многих из нас семейная история Второй мировой – это путь лишений и страданий, история великой советской несправедливости, а вовсе не великой советской победы. При этом у многих людей в семейных историях есть и другое – радостные, увешанные медалями дедушки, красавицы-санитарки бабушки, шоколад в пайках у военных летчиков. В конце концов, мы – не только потомки выживших в штрафбатах и лагерях. Мы еще и потомки стоявших в загранотрядах и комиссаров из НКВД. Зачастую – потомки и тех, и других. У одного человека может быть один прадедушка – политзаключенный, и другой прадедушка – вертухай. Поэтому День Победы вызывает такой когнитивный диссонанс.

  1. Два праздника

Пять лет назад праздников стало два. Помимо 9 мая появился еще День памяти и примирения 8 мая. Теперь чиновники идут к памятникам всю неделю. В Харькове уже так исторически сложилось, что 8 мая цветы несут все больше чиновники области, 9 мая – города. Мы же пребываем в некоторой растерянности: с одной стороны – ветераны и салют, с другой – миллионы погибших, скорбь, кровь и слезы.

По моему мнению, 8 мая все-таки победит. Не сразу, лет через 10. Многие уже сейчас не хотят праздновать так, как это делают в России –  громогласными парадами и клоунадой с ряжеными детьми. Даже сами прогрессивные россияне не хотят, если верить многим российским топ-блогерам. Многие из нас уже сейчас хотят быть «как в Европе». Но главное в том, что в Дне памяти и примирении все же есть историческая справедливость. Есть милосердие и уважение к павшим и героям. Есть мысли о будущем без разрушительной войны. А в «можем повторить» ничего подобного нет.

 

×

Tакже вы можете позвонить в редакцию по телефонам (057) 763-12-12, 763-14-14 или отправить письмо.