• Воскресенье 17.01.2021
  • Харьков -16.05°С
  • USD 28.05
  • EUR 34.01

“Старости”. 23 ноября в начале ХХ века газеты Харькова писали о закрытых банках, проблемах со связью, окончании забастовок и нужде в хлебе (фото)

Харьков    613
“Старости”. 23 ноября в начале ХХ века газеты Харькова писали о закрытых банках, проблемах со связью, окончании забастовок и нужде в хлебе (фото)

События дня в Харькове начала ХХ века. О чём писали местные газеты 100 лет назад.

23 ноября 1905 года

Сегодня приведу новости лишь за 1905 год – уж слишком насыщенными выдались его ноябрьские дни. Впрочем, они были продолжением октябрьских событий, когда на улицах Харькова пролилась кровь, – солдаты стреляли в участников антиправительственных митингов, те отвечали также стрельбой, – и предшествовали таким же кровавым событиям декабря.

С начала 1905 года Российскую империю охватил масштабный политический кризис, позже период 1905-1907 годов назвали Первой российской революцией. До Харькова революционная волна дошла к осени, ситуация то накалялась, то затухала, потом вновь обострялась. Только, казалось бы, наступило затишье после октябрьских событий, как в городе вновь начались митинги и забастовки. С 17 по 22 ноября из-за забастовок в типографиях не выходили местные газеты, поэтому в номере от 23 ноября описывали предыдущие события, но 23 число оказалось ещё более насыщенным. Этот день «Южный край» описал в номере за 25 число.

«Южный край», 23 ноября.

Телефонъ въ теченiе шести дней работалъ чрезвычайно неаккуратно вслѣдствiе забастовки телефонныхъ барышень и служащихъ телефонной станцiи. Командированные на городской телефонъ изъ частей мѣстнаго гарнизона нижнія чины для замѣны барышень-телефонистокъ съ трудомъ разбирались въ сѣти и рѣдко когдa были въ состояніи выполнить требованія частныхъ абонентовъ станціи. Съ 20-го ноября на станцiи вoзcтановилось status quo. Перерывъ въ дѣятельности телефоннаго сообщенiя наглядно показалъ, насколько это Эдисоновское изобрѣтеніе сдѣлалось необходимымъ факторомъ въ жизни большого города.

Харьковский телефон в 1905 году находился в доме Счасни на Сумской, 1 (на фото слева)

Конка. Вчера возстановилось движеніе конно желѣзной дороги по всѣмъ городскимъ линіямъ, послѣ насильственнаго прекращенiя ей дѣятельности, 16 ноября въ 5 ч. дня, когда одинъ изъ вагоновъ на Конной пл. былъ перевернуть, а служащіе „сняты“. За эти пять дней бездеятельности управление конно-желѣзной дороги потеряло около 10,000 руб. дохода. Служащіе, какъ намъ сообщаютъ, получатъ жалованье свое полностью.

Конка на Екатеринославской улице (сейчас Полтавский Шлях)

Закрытiе банковъ. Большинство здѣшнихъ частныхъ кредитныхъ учрежденiй въ субботу, 19 го ноября, утромъ, прекратили занятія, въ виду предложенiй забастовочнаго комитета служащимъ оставить работу. Вчера всѣ банки были закрыты и дѣятельность въ нихъ шла обычнымъ порядкомъ.

Земельный и Торговый банки на Николаевской площади (сейчас площадь Конституции)

Забастовка типографiй началась 17-го ноября и кончилась лишь вчера. Театральныя афиши, появлявшiяся два дня, были напечатаны въ типографіяхъ, владѣльцы которыхъ сами умѣютъ набирать и печатать безъ помощи наборщиковъ и рабочихъ.

Оффицiанты и служащіе въ гостинницахъ, ресторанахъ и трактирныхъ заведеніяхъ, послѣ состоявшагося въ концѣ октября, соглашенія съ хозяевами, 20 ноября вновь предъявили къ нимъ новыя требованія экономическаго характера. Состоявшееся между одними и другими въ гостинницѣ „Бостонъ“ совѣщаніе, въ составѣ 24 хозяевъ и 18 делегатовъ отъ оффиціантовъ, не привело ни какимъ реаультатамъ. Третьяго дня началась забастовка оффицiантовъ.

Большая Московская гостиница (Купеческий спуск, Клочковская улица)

Электрическое освѣщенiе, прекращенное для частныхъ абонентовъ с 19 ноября, возстановлено было 20 ноября съ 6-ти часовъ вечера. Освѣщеніе улицъ газомъ и электричествомъ шло какъ всегда, безъ всякихъ перерывовъ и помѣхъ.

«Южный край», 25 ноября:

День 23-го ноября въ Харьковѣ

Послѣ нѣсколькихъ тревожныхъ и неопредѣленныхъ дней „забастовки“, харьковская жизнь съ 22-го ноября, казалось, вступила въ норму. День этотъ прошелъ спокойно. Можно было твердо надѣяться на болѣе или менѣе значительный антрактъ, который успокоитъ истерзанные нервы жителей. Но успокоеніе не пришло. Напротивъ, явились новые факты и событія, которые повергли весь городъ въ сильнѣйшую тревогу, возраставшую по мѣрѣ того, какъ все болѣе и яснѣе дѣлалось извѣстнымъ истинное положеніе дѣлъ, — не говоря уже о преувеличеніяхъ и росказняхъ, принявшихъ совершенно невѣроятные размѣры. Достаточно было дѣйствительности, чтобъ кровь застыла отъ ужаса. Харькову угрожала участь Севастополя, и велика, по истинѣ, милость Господа, что нашъ городъ не сдѣлался ареной братоубійственнаго кровопролития! Только къ вечеру паника нѣсколько улеглась, и въ городѣ наступило нѣкоторое спокойствіе.

Еще съ вечера 22-го ноября по городу ходили слухи, что на другой день долженъ быть на Николаевской площади митингъ частей мѣстнаго гарнизона, а на Павловской площади — рабочихъ фабрикъ и заводовъ всего Харькова. Слухи имѣли полное основаніе, и потому военныя власти еще ночью приняли всѣ мѣры, чтобы не допустить въ центръ города рабочихъ и нѣсколько группъ нижнихъ чиновъ разныхъ полковъ войскъ гарнизона. Всюду были разставлены войска, при чемъ были заняты Харьковскій и Кузнечный мосты. На Николаевской площади стояло нѣсколько ротъ пѣхоты. Когда впослѣдствіи выяснилось, что демонстранты перешли съ Конной площади на Москалевку, то для встрѣчи ихъ съ этой стороны большая часть войскъ была переведена на Павловскую площадь. 

Павловская площадь

Здѣсь съ одной стороны заняли позицію казаки, съ другой — драгуны; по срединѣ же возлѣ каменнаго столба стояли пулеметы. Вдоль тротуара, гдѣ аптека Лапина, построились батальоны Луцкаго и Охотскаго полковъ. Дорога съ Москалевки на Павловскую площадь также была подъ наблюденіемъ пѣхоты. Тротуары и свободная часть площади запружены были народомъ, который обращался къ солдатамъ съ увѣщаніями „не проливать кровь братьевъ“…

Съ 8½ часовъ утра нижніе чины нѣсколькихъ ротъ Старобѣльскаго, Лебединскаго и частью Богодуховскаго полковъ, въ числѣ около 400 чел. соединившись вмѣстѣ, собрались около Народнаго Дома и рѣшили отправиться въ городъ съ цѣлью представить начальству требованія, которыя уже сообщались въ № 8631 „Южнаго Края“. Около 11-ти часовъ къ солдатамъ у Народнаго Дома, а затѣмъ на Зміевской улицѣ и Конной площади присоединились рабочіе разныхъ заводовъ. Вся эта масса съ красными и черными флагами направилась въ городъ кружнымъ путемъ — череэъ Москалевку.

Народный дом возле Конной площади. На его фундаменте построен ДК ХЭМЗ

Рабочіе, послѣ митинга на паровозостроительномъ заводѣ, отправились по полотну желѣзной дороги вокругъ города на центральный вокзалъ, гдѣ работа шла обычнымъ порядкомъ. Было около двѣнадцати часовъ дня. Когда рабочіе желѣзнодорожныхъ мастерскихъ узнали отъ пришедшихъ товарищей, что къ забастовкѣ примкнули и солдаты, то рѣшили сейчасъ же прекратить работу и у себя. Немедленно всюду по линіи были посланы делегаты съ предложеніемъ принять участіе въ общемъ движеніи. Вслѣдъ затѣмъ у Кузинскаго моста были сведены стрѣлки и забаррикадированы опрокинутыми вагонами и паровозами всѣ пути, такъ что пришедшіе затѣмъ съ сѣвера поѣзда должны были тамъ остановиться. Среди пассажировъ, прибывшихъ въ этихъ поѣздахъ, произошло понятное волненіе. Когда движеніе было прекращено, всѣ рабочіе, соединившись съ демонстрантами-солдатами, направились по Екатеринославской улицѣ къ центру сбора — на Павловскую площадь. Впереди несли много красныхъ флаговъ съ надписями: „Да здравствуетъ земля и воля!“, „Да здравствуетъ соціал-демократія!“ и т. п.

На Павловской площади вся эта толпа неминуемо должна была встрѣтиться съ выстроившимся здѣсь отрядомъ войскъ гарнизона. Едва она показалась изъ-за угла на площади, какъ къ ней на встрѣчу вышелъ начальникъ отряда и подалъ имъ команду „стой“. Демонстранты остановились.

Произошло увѣщаніе нижнихъ чиновъ и указаніе имъ, что лишь одинъ сделанный ими еще шагъ впередъ поведетъ за собою величайшія для нихъ бѣдствія. Нижніе чины просили выслушать ихъ требованія. Начальникъ отряда заявилъ имъ, что всѣ эти требованія, или, какъ они называли ихъ, просьба, не могутъ быть разрѣшены непосредственнымъ начальствомъ, а подлежать лишь разрѣшенію въ законодательномъ порядкѣ, послѣ чего предложилъ имъ немедленно командами по полкамъ отправиться по своимъ казармамъ, что ими и было сдѣлано въ достаточномъ порядкѣ. За ними послѣдовала вся масса демонстрантовъ-рабочихъ. Столкновеній съ войсками при этомъ не произошло.

Заполнявшая площадь масса народа смѣшалась съ демонстрантами и двинулась на Московскую улицу. Попадавшаяся на встрѣчу демонстрантамъ публика примыкала къ ихъ рядамъ, такъ что численность толпы очень скоро достигла не менѣе десяти тысячъ человѣкъ. Около Харьковскаго моста процессія остановилась и выслушала оратора, который произнесъ рѣчь о значеніи волненій среди войска, о забастовкѣ рабочихъ и проч. Пройдя за тѣмъ Харьковскій мостъ, демонстранты свернули на Скобелевскую площадь; здѣсь состоялся недолгій митингъ, на которомъ постановлено было, чтобы участники демонстрацій мирно и тихо разошлись по домамъ. Постановленіе это было тотчасъ исполнено.

Скобелевская площадь сейчас часть площади Героев Небесной Сотни

Черезъ часъ послѣ этого улицы сразу опустѣли. Только на Николаевской и Павловской площадяхъ продолжали собираться небольшія, отдѣльныя кучки народа, но и тѣ скоро расходились. Военные патрули были сняты, хотя часть пѣхоты стояла возлѣ управленія полиціймейстера до вечера. Всѣ магазины были наглухо заколочены, за исключеніемъ лавокъ въ нижней части Университетской улицы.

Когда ужъ все успокоилось, по направленію къ вокзалу можно было наблюдать ѣдущихъ по два, по три и идущихъ пѣшкомъ солдатъ съ котелками и узлами въ рукахъ и за плечами. Это были отпущенные по домамъ запасные Луцкаго пѣхотнаго полка, которые передъ этимъ возвратились со станціонныхъ карауловъ. Съ радостными лицами спѣшили они сѣсть на „чугунку“, чтобы скорѣе увидѣть свои родныя гнѣзда.

Волненія между нижними чинами мѣстнаго гарнизона. 23 ноября, приблизительно около 8 ч. у., часть нижнихъ чиновъ Старобѣльскаго полка, выйдя съ ружьями и музыкой, безъ офицеровъ, изъ своихъ казармъ, находящихся на Ващенковскомъ переулкѣ, направилась сначала на Зміевскую улицу и затѣмъ на Старо-Московскую къ казармамъ Лебединскаго полка. Изъ состава послѣдняго часть присоединилась къ явившимся старобѣльцамъ. Отсюда группа эта прослѣдовала на Конную площадь, по направленно къ казармамъ Богодуховскаго полка; изъ его состава также присоединилось нѣсколько солдатъ. Послѣ того вся эта масса съ ружьями и хоромъ музыки, прошла на Заиковку, въ казармы Луцкаго полка. Изъ послѣдняго оказались солидарными съ подошедшими нижними чинами лишь единичные люди, которые также присоединились къ пришедшимъ. Такимъ образомъ образовался отрядъ въ 400 человѣкъ. Нижніе чины, сопровождаемые громадной толпой рабочихъ, вышли съ музыкой на Павловскую площадь. Тамъ находились войска, не принявшія участія въ дѣйствіяхъ подошедшихъ нижнихъ чиновъ. Два пулемета, заряженные боевыми патронами, направлены были на подошедшихъ. Къ нимъ на встрѣчу вышелъ командующій войсками гарнизона генералъ-лейтенантъ Н. И. Нечаевъ, остановилъ отрядъ и обратился съ рѣчью. Нижніе чины просили удовлетворить предъявленныя ими требованія, извѣстныя уже нашимъ читателямъ.

Требованія эти, предъявленный г.-л. Нечаеву въ видѣ просьбы, были имъ выслушаны, причемъ нижнимъ чинамъ было объявлено, что эти требованія, въ большинствѣ, могутъ подлежать удовлетворению не иначе, какъ по разсмотрѣніи ихъ въ Государственной Думѣ.

Такса на хлѣбъ. Со вчерашняго дня установились слѣдующiя цѣны на хлѣбъ: ржаной (вмѣсто 2½ коп.) 3 коп. и бѣлый (вмѣсто 4-хъ) 5 коп. за фунтъ.

Публика на Николаевской площади

Нужда въ хлѣбѣ. Во время всеобщей забастовкн въ городѣ ощущалась острая нужда въ хлѣбѣ, котораго нигдѣ нельзя было достать. На вопросы публики, отчего хлѣбники не пекутъ, получался всюду одинъ и тотъ же отвѣтъ: „не приказано“. Между тѣмъ, извѣстно, что „федеративный комитетъ“ совсѣмъ освободилъ хлѣбопековъ отъ участія въ забастовкѣ и уже нѣсколько разъ напоминалъ, что они, равно какъ водопроводъ, скотобойни и электрическая станція, совсѣмъ не должны прекращать своихъ работъ. Какъ бы тамъ ни было, а населенію пришлось нѣсколько дней платить за хлѣбъ впятеро дороже, и чувствовать себя счастливымъ, если хлѣбъ оказывался въ достаточномъ количествѣ.

Потребность въ хлѣбѣ 23-го ноября возросла до крайняго предѣла. На Благовѣщенскомъ базарѣ, отъ 4 до 6 часовъ утра, нарасхватъ продавалось небольшое количество хлѣба домашняго печенія, который носили въ корзинахъ женщины. Быль привезень въ небольшомъ количествѣ бѣлый хлѣбъ изъ Люботина. Цѣна фунта чернаго хлѣба достигла 7 к., а небольшія бѣлыя булочки продавали по 10 коп. Послѣ 6 часовъ утра хлѣба на базарѣ уже нельзя было достать.

 

Хочешь первым узнавать новости Харькова, Украины и мира?

Подписывайся на Telegram-канал: t.me/objectivetv, Viber-канал: https://cutt.ly/lyDk847 или Instagram: instagram.com/objectiv.tv

Автор: Филипп Дикань
×

Tакже вы можете позвонить в редакцию по телефонам (057) 763-12-12, 763-14-14 или отправить письмо.