• Понедельник 22.07.2019
  • Харьков +23°С
  • USD 25.82
  • EUR 28.98

Профессор-историк рассказал о новом урбанистическом научном  проекте

Интервью    2066
Профессор-историк рассказал  о новом урбанистическом научном  проекте

В 2018 году при поддержке Программы имени Ковальских и Программы изучения современной Украины Канадского института украинских студий Альбертского университета (Эдмонтон, Канада) была начата реализация нового научного проекта, который посвящен изучению практик саморепрезентации многонациональных городов Украины. Мы побеседовали с руководителем проекта, доктором исторических наук Сергеем Ивановичем Посоховым (Харьковский национальный университет имени В.Н. Каразина).

– Сергей Иванович, расскажите, пожалуйста, о Харькове как городе этнического и культурного взаимодействия.  Как с позиции оптимистичного взгляда на историю можно изучать историю Харькова? 

– Город Харьков, собственно, возник как результат этнического взаимодействия. Причем начальный период в истории города – это история города-крепости.

Тем самым я хочу сказать, что взаимодействие – это далеко не всегда мирный и спокойный процесс. Тем не менее, даже в эпоху конфронтации происходил культурный обмен, в ходе которого передовые идеи и технологии часто принимались противоборствующими сторонами без учета их этнических или конфессиональных истоков. Впрочем, в истории Харькова не было масштабных этнических конфликтов, наш город может выступать примером достаточно плодотворного культурного взаимодействия. Мы можем назвать немало имен евреев, немцев, поляков, русских, представителей других наций и народностей, которые внесли существенный вклад в развитие города. Конечно, Харьков был и остается украинским городом. Большинство его населения составляли и составляют этнические украинцы. Ситуация культурного пограничья, безусловно, влияла на развитие украинской культуры, однако я далек от мысли, что рассматривать этот процесс нужно только с точки зрения подавления ее самобытности. В том то и дело, что попытки придать любой национальной культуре замкнутый характер приносят вред этой культуре. Особенно это стало очевидно в наше динамичное время, когда усилились миграционные процессы, возрос информационный обмен, оказались разрушены многие, казавшиеся ранее нерушимыми, границы. Полагаю, что сегодня мало найдется людей, которые захотят жить в резервации. А это значит, что нужно так строить нашу жизнь, чтобы развивать свое, но идти в ногу со временем, беречь доставшееся нам культурное наследие, но не игнорировать культурные достижения других народов. История Харькова, как я уже сказал, содержит немало показательного и поучительного в этом плане. Модернизация культуры достаточно сложный и противоречивый процесс и все же в этом движении можно и нужно видеть позитивные моменты. Как известно, «жизнь прекрасна, вопреки очевидному». Мы все понимаем, что жизнь каждого конечна, но мы устремлены в будущее, хотим приблизить его…

– Как отразился в современном облике нашего города тот или иной период  развития Харькова?

– Да, в нашем городском пространстве можно обнаружить «следы» присутствия различных исторических периодов. Далеко не всегда этот «след» заметен. Например, от казацкого периода осталось совсем немного (Покровский собор, Клочковские склоны…). 

Безусловно, нынешний облик нашего города сложился в эпоху модернизации, которая началась в середине ХІХ века. Собственно, хронологические рамки нашего проекта и охватывают именно период модернизации – с середины ХІХ века и до наших дней, а одной из задач и является выяснение факторов и последствий трансформаций образов города.

– В Вашем проекте исследуется единое, так сказать вневременное «лицо» города или его разные «лица», существовавшие в разные эпохи?

– «Лицо города» – это метафора. Мы можем говорить, что «лицо» того или иного города, в значительной степени, зависит от того, кто его ищет. Кто-то живет в Харькове, привык к окружающему ландшафту и многого не замечает, кто-то приехал сюда и тоже может многое не замечать, но что-то ему, как говорится, бросается в глаза… Кто-то будет предвзято относиться к городу по одной причине, а кто-то по другой. Безусловно, что-то в городе является неизменным и формирует образы города у многих людей: запоминающиеся архитектурные сооружения, те или иные структуры (заводы, учебные заведения, театры, базары…), даже само месторасположение города. Так, например, для многих людей в ХХ веке Харьков был городом транзита на юг, в Крым и на Кавказ. Это восприятие ярко отразилось в мировой литературе. Мы назвали сайт проекта «CityFace» (https://cityface.org.ua/), а теперь и сам проект часто так называем, именно потому что эта метафора нацеливает нас на выявление специфики города в восприятии людей. Авторы современных исследований городского пространства Украины, как правило, не анализируют реакцию городских жителей – их действия, модели поведения, эмоции (которые инициированы символическим пространством города), маркировку ими нового и устаревшего, того, что определяется как «гордость» или как «позор» в предметном окружении. Между тем, как известно, формирование образа города является двусторонним процессом, который связывает наблюдателя и то, что находится в центре его внимания (Кевин Линч «Образ города»).

– Символическое пространство Харькова, которое вы исследуете, какое оно?

– Разное. О. Л. Лейбович написал об этом так: «городское символическое пространство» – специфический текст, в котором слова чередуются со знаками, архитектурные сооружения с ландшафтами. Время движется по кругу так, что близкими соседями оказываются персонажи, принадлежащие к самым разным эпохам. У этого текста множество соавторов: рассказчиков и слушателей одновременно, и погружение в него является условием принадлежности к коллективному городскому сообществу. Каждый отдельный символ, в конечном счете, согласован с городским мифом». Символическая структура города представлена прежде всего памятниками, мемориальными досками, знаковыми сооружениями, названиями улиц, площадей и тому подобное. Изменения символических архитектурных доминант, разрушение или сооружение новых памятников и мемориальных досок, переименование названий улиц и площадей становятся проявлениями символического кодирования и перекодирования городского пространства. Что касается Харькова, то исследование этого символического пространства и есть наша задача на ближайшие годы. В данный момент я могу лишь сказать о предварительных итогах, а скорее – тех наших организационных усилиях, которые мы уже осуществили. В частности, отмечу, что харьковская группа выработала свой алгоритм организации работы, который, по нашему мнению, будет способствовать успешной реализации проекта. Наш опыт заключается в следующем. Мы сформировали три «команды», которые реализуют несколько отличающиеся задачи. Первая – сосредоточилась на семантическом и ритуальном аспектах. Собственно речь идет об изучении символов и эмблем, памятников и мемориальных досок, других визуальных источников (открытки, конверты, марки, живописные и графические произведения и т.п.), а также символических названий и символических вещей.

Задача состоит в том, чтобы определить городские символы – те продукты исторической практики, которые прошли определенную процедуру «хабитуализации» (признание со стороны территориальной общины), а также выяснить их роль в городских праздниках и ритуальных практиках. На сегодня харьковской рабочей группой собрано и обработано информацию о 158 мемориальных и аннотационных досках, которые установлены в Харькове; 120 видовых открыток Харькова времен Российской империи и 75 видовых открыток советского времени; 60 памятников и памятных знаков; 50 муралов; обрабатывается база данных из 7 тыс. названий улиц, площадей, скверов и районов города. В ближайшей перспективе планируется сосредоточить внимание на процессах инструментализации городской символики в социальных и политических целях, практиках «сплочения» городского сообщества, которое по своей природе является социально и культурно разделенным. Вторая «команда» сосредоточилась на пространственном аспекте. Речь идет об исследовании городского пространства. В частности, ставится задача изучить стратегии и практики разграничения городского пространства, то есть исследовать процессы, возникающие в процессе локализации потребления, досуга, коммуникации. Разграничение городских локалов по определенным критериям произойдет после того, как будет выяснено расположение основных объектов (промышленность, торговля, образование, инфраструктура, объекты досуга, медицинские учреждения, библиотеки, объекты религиозно-конфессионального значения). Разумеется, речь идет не об абсолютно всех объектах, а тех, которые определяли «лицо города» (представляют собой ТОП-20 или ТОП-50 …). Это позволит рассуждать о гомогенности или гетерогенности определенных районов города, понять идеологические и градостроительные проекты, направленные на изменение структуры городского пространства и его иерархизацию. Сегодня в харьковской группе все указанные объекты распределены между участниками (иногда несколько участников занимаются изучением определенных объектов, как, скажем, музейно-рекреационного комплекса, что позволит изучить празднично-фестивальное пространство города). Следующая задача, которую планируется осуществить на втором этапе – выявить объекты, которые обозначены в путеводителях, зафиксировать на карте туристические маршруты по городу, и на этом основании определить изменения в приоритетах при «показе своего города». Третья «команда» занимается изучением образов города в литературе, публицистике, воспоминаниях жителей. Речь идет о выявлении и интерпретации основных метафор, которыми обозначали город и его жителей, выяснении тех событий, имен, объектов, которые чаще всего в указанных источниках ассоциируются с городом. Значительное внимание будет уделено как точке зрения «извне», так и «изнутри», поиску отличий от «других», соотнесению с «другими», символическим «идейным битвам», «практикам гражданства» и др. С этим также связано проведение анкетирования и интервьюирования наших современников. Анкетированием охвачены студенты, которые являются уроженцами города, а также студенты-иностранцы (на сегодня собрано около 400 анкет). Также усилиями харьковской рабочей группы собрано более десяти интервью с известными деятелями культуры и искусства, в которых они обозначили свое видение «лица» Харькова. Это позволит сравнить оценки, высказанные в прошлом, с теми, которые являются распространенными сегодня.

– Расскажите, пожалуйста, об античных составляющих герба Харькова. Когда они появились и что обозначали? 

– Как известно, герб Харькова являет собой щит французской формы, на зеленом поле которого расположены Рог изобилия и кадуцей – жезл Меркурия. Этот герб был утвержден в 1781 г., а в 1995 г. возрожден. Сразу отмечу, что зеленый цвет в европейской геральдике символизирует надежду, радость, достаток. Действительно, Рог изобилия и кадуцей связаны с древнегреческой мифологией. Рог козы Амалтеи (Амалфеи) был волшебным: он мог давать его собственнику всё, что тот пожелает. К слову, Амалтея выкормила козьим молоком на острове Крит самого Зевса, когда тот был еще младенцем. Со временем, Рог изобилия стали изображать также с Геей – богиней животворящей Земли, с богом богатства Плутоном, с римской богиней счастья Фортуной и др.

Кадуцей – атрибут Гермеса (в римской мифологии Меркурия) – бога торговли, защитника купцов, путешественников, парламентариев (я читал, что даже и воров)… Считается, что кадуцей обладал магической силой, способной примирять врагов. Безусловно, все эти символы можно трактовать по-разному. Кто-то склонен скептически высказываться по этому поводу, отмечая контраст символов с действительностью. Но в том-то и дело, что эти символы многие воспринимали и воспринимают как своего рода пожелания на будущее. Такая символика вполне соотносится с теми названиями, которые часто давали первопоселенцы («Благодатное», «Счастливое»…). То есть эти названия являются футуронимами (лексемами, фиксирующими образы отдаленного будущего). Впрочем, в этих геральдических символах можно увидеть и проявления местного патриотизма (взгляд на регион как на свою «землю обетованную»). К слову, когда в 1878 году этот герб заменили на другой, то харьковская общественность выступила против. После соответствующих ходатайств в 1887 г. специальным указом Харькову вернули прежний герб с Рогом изобилия и кадуцеем.

– Какие художники, по Вашему мнению,  наиболее удачно показали образ  нашего города в разные эпохи?

– Таких художников довольно много. К слову, изучением этого аспекта творчества харьковских художников занимается одна из участниц нашего проекта. А начинать можно с С.И. Васильковского, который был увлечен казацким периодом истории Слобожанщины. В последующем такими художниками, которые часто изображали Харьков, были А.М. Довгаль, В.Ф. Мироненко, М.Ф. Пащенко, В.Т. Стародубцев, П.А. Шигимага….

К слову, в 2008 г. издательством «Золотые страницы» был издан «Харьковский альбом», в котором представлены произведения графиков из коллекции Харьковского художественного музея и частных коллекций, посвященные городу Харькову. И сегодня харьковские художники своими средствами ищут «лицо» города. Например, можно назвать лауреата Шевченковской премии В.И. Ковтуна и известного художника, Романа Минина, который разрешил использовать свои работы о Харькове в качестве заставок-иллюстраций к нашему сайту.

– Каким, по вашему мнению,  было лицо города в индустриальную эпоху?

– Об этом ярко сказал В.В. Маяковский:

«В полотно железных дорог забинтованный ,
Столицей гудит украинский Харьков,
Живой, трудовой, железобетонный»

Но, конечно, индустриальная эпоха – это не только заводы и не только Госпром.

То есть, я хочу сказать о том, что Харьков – это, например, не только столица конструктивизма в Украине, но и яркий образец модерна в архитектуре (достаточно вспомнить «бекетовский ряд» на пл. Конституции). Наш город весьма динамично развивался именно в этот период. Порой это порождало контрасты. Впрочем, как это было в известном юмористическом фильме, любой крупный динамично развивающийся город можно назвать «городом контрастов».

– Какие объекты оказывали наибольшее влияние на формирование «лица города» в то время?

– Понятно, что это были заводы: сначала Харьковский паровозостроительный завод (это был первый специализированный паровозостроительный завод в Российской империи, в 1897 г. он выпустил первый паровоз, а на 1903 г. уже 1000 паровозов), потом ХТЗ (за все время существования завода им было выпущено более 3 млн тракторов!) и другие заводы-гиганты.

К слову, Харькова у многих людей и сегодня продолжает ассоциироваться с промышленной продукцией (фотоаппрат «ФЭД», вездеход «Харьковчанка», велосипед «Украина», телевизор «Березка»…).. Также следует отметить, что Харьков был третий по масштабам  перевозок железно-дорожный узел в стране.

– Какие черты оно приобретает сейчас, в постиндустриальную эпоху?

– Сейчас, большую роль приобрели досугово-рекреационные зоны. Не удивительно, что в собранных в рамках проекта анкетах и наши студенты, и студенты-иностранцы, среди таких объектов, которые формируют, по их мнению, лицо нашего города, называют Парк им. Горького. Очевидно, что большее значение теперь имеют центры торговли. Например, такие как рынок «Барабашово». Впрочем, в анкетах почти не упоминают ТРЦ. Возможно потому, что они очень похожи друг на друга в разных городах и странах. А вообще, следует заметить, что динамизм жизни обусловливает обострение конкуренции между городами. Конкуренция происходит, прежде всего, за жителей. Какой город комфортнее для проживания и перспективнее для карьерного и личного роста, тот город и притягивает к себе жителей. Судя по демографической ситуации город Харьков остается среди городов-лидеров Украины, хотя он уже утратил значение индустриального центра и, в значительной мере, роль транзитного города. Тем не менее, он сохраняет лидерство как центр науки и образования. Не удивительно, что в нашем городе так много студентов-иностранцев. Впрочем, осознание перемен в общественном сознании происходит медленно. Кто-то по-прежнему считает, что Харьков – это прежде всего промышленный центр.

– Как меняются архитектурные доминанты города и его «места престижа»?

– Эти процессы вполне соответствуют тому, что происходило и в других городах и странах. Сначала такими архитектурными доминантами были церковные здания, потом эту роль стали выполнять светские государственные учреждения. Со временем визиткой города стали необычные в архитектурном отношении объекты. Конечно, это не означает, что происходило абсолютное нивелирование роли старых архитектурных доминант, но тенденция такова. В Харькове первоначально эту роль выполняли Покровский и Успенский соборы (и сегодня колокольня Успенского собора – один из самых ярких объектов), потом дворец губернатора, Харьковский университет, здание дворянского собрания, позже – Госпром, пл. Свободы…

Что касается «зон престижа», то в настоящее время постепенно они смещаются из центра на окраину города, где теперь возникли престижные коттеджные поселки. А раньше, как известно, именно на границе города были так называемые «рабочие окраины». Впрочем, и сегодня на окраинах нашего города по-прежнему много «регрессивных зон».

– Кто из фотохудожников работает в вашем проекте над запечатлением лица современного Харькова?

– В данный момент на сайте проекта представлены работы известного харьковского фотохудожника С. П. Солонского, но мы уже договорились и с другими авторами, что покажем их работы… А вообще в Харькове много интересных фотохудожников, со своим очень оригинальным взглядом.

– Расскажите, пожалуйста, о самых удачных кадрах.

– Мы как раз отбираем из множества работ те, которые, на наш взгляд, могут воодушевить участников проекта. Приглашаю посетить наш сайт.

– Какие еще города вы исследуете?

– Для исследования были выбраны такие города Украины: Днепр, Запорожье, Одесса, Харьков, а также Донецк. Все они соответствуют определенным критериям. Во-первых, выбранные для исследования города являются крупными промышленными, образовательными и культурными центрами Восточной и Южной Украины. Во-вторых, указанные города являются гетерогенными по своей природе, они в полной мере ощутили последствия социокультурных и общественно-политических трансформаций ХХ – начала ХХI в. В-третьих именно в этих городах в значительной степени зарождалась «новая» украинская культура, то есть предлагались новые культурные образцы, варианты поведения и установки в индустриальную эпоху. Кроме того, Харьков и Одесса также имеют длительную университетскую традицию, которая предусматривает как ритуализацию, так и высокий уровень саморефлексии и широкий спектр культурных инноваций. Вполне понятно, что другие города преимущественно исследуют ученые из местных университетов: Днепровского национального университета имени Олеся Гончара, Донецкого национального университета имени Василия Стуса, Запорожского национального университета, Одесского национального университета имени И.И.Мечникова.

– На какой стадии Ваш проект?

– Проект рассчитан на три года. Вот закончился первый. За этот год было сделано немало. Очевидно, большая часть участников проекта представляет Харьков (большинство участников – это сотрудники Харьковского национального университета имени В.Н. Каразина, но в составе группы представители и многих других харьковский вузов), основные мероприятия проходили в Харькове, но плодотворно работали группы и в других городах, о чем свидетельствуют присланные отчеты. Как я уже говорил, создан веб-сайт проекта, который поддерживает две языковые версии: украинскую и английскую. Он имеет важное значение для презентации результатов проекта и консолидации  исследователей, изучающих городское пространство Восточной и Южной Украины. Информация на сайте обновляется периодически. Подготовлена к наполнению база данных «Символический пространство городов Восточной Украины и Южной» на сайте проекта (https://cityface.org.ua/data). База данных должна стать главным результатом эмпирической части проекта. Сформировано 5 рабочих групп для сбора материалов в каждом из исследуемых городов: Винница (рабочая группа по Донецку), Днепр, Запорожье, Одесса и Харьков. На сегодняшний день проект объединяет более 35 исследователей, среди которых историки, культурологи, социологи, филологи, программисты и др. В рамках реализации проекта проведено несколько научных мероприятий, о них можно узнать на сайте. К слову, создана страница проекта и на Facebook https://www.facebook.com/project.cityface/).

На следующем этапе исследования важной задачей должно стать сравнение городов между собой. Для того, чтобы это произошло, нужно активизировать работу по наполнению базы данных, наладить взаимодействие исследователей, изучающих одинаковые объекты или решающих подобные задачи в других городах.

– Открыт ли он для новых исследователей? Кто может принять в нем участие?

– Проект построен по принципу открытости и инклюзивности. Любой может присоединиться к проекту и принять участие в наполнении базы данных. Сразу отмечу, что условия проекта не предусматривают оплату труда, в том числе и руководителей проекта. Так что, в известном смысле, это волонтерский проект. Однако финансовая поддержка Канадского института украинских студий позволяет нам проводить интересные мероприятия и создавать необходимые организационные условия для работы. Присоединяйтесь! Спасибо за интерес к нашему проекту!

 

Автор: Игорь Нещерет
×

Tакже вы можете позвонить в редакцию по телефонам (057) 763-12-12, 763-14-14 или отправить письмо.