• Понедельник 24.09.2018
  • Харьков +13°С
  • USD 28.06
  • EUR 33

Харьков, Люся, «Кернессанс». Почему нас так бесит памятник Гурченко?

Харьков, Люся, «Кернессанс». Почему нас так бесит памятник Гурченко?

Хотели, как лучше, а получили, что получили. В последнее время все архитектурно-украшательские потуги городских властей заканчиваются позорным провалом. Сначала был «карандашик» – колонна на площади Свободы, которую харьковчане «с негодованием отмели» через суд. Но угомонить скульптурный зуд горсовета оказалось не так просто – теперь у нас есть памятник Людмиле Гурченко.

Несчастливый монумент

Появлению памятника Людмиле Гурченко в сквере на Тринклера предшествовала долгая и непростая история. Начиная с недоброго отношения народной артистки СССР к Харькову, в котором она родилась, но который никогда не любила, заканчивая нелегкой судьбой первого памятника. 12 лет назад скульптор Сейфаддин Гурбанов изваял бронзовую Гурченко, причем в создании памятника принимала участие сама актриса, с ней были согласованы все детали. Людмила Марковна скульптуру одобрила, а вот горсовет – нет. Сначала Гурченко хотели поставить возле Оперного – идею забраковали, памятник туда не вписался. Затем – возле школы на Рымарской, где училась артистка. Но здесь уже были против почетные харьковчане. В результате актриса, которой скульптор успел наобещать памятник при жизни, обиделась и окончательно расплевалась с малой родиной. Та скульптура так и пылится в мастерской.

Спустя несколько лет идею памятника знаменитой артистке вытащили из закромов. Но теперь уже под чутким руководством градоначальника: никакой самодеятельности – скульптор был выбран лояльный, на открытие приглашены те, кто надо, и табличку не забыли повесить на постамент отцам-благодетелям, которые «способствовали». Первым, как водится, фамилия Кернеса, потом – его первого зама и так далее по старшинству. Вот только руководителю областной фракции «Відродження» Владимиру СкоробАгачу не повезло – на табличке он превратился в СкоробОгача. На этом позорсамопиара городских властей не закончился. В саму надпись на благодарственной табличке вкралась ошибка: вместо «скульптурної композиції» получилась«скулПьтурна». Буквы оперативно поменяли местами, но над пафосными потугами Харькова успела посмеяться вся Украина.

Торжество лубка

Ошибки в надписях – это еще полбеды, с кем не бывает. Памятник советской артистке вызвал неприятие у многих харьковчан, лента Фейсбука несколько дней пестрела постами известных блогеров, которые высказались категорически против таких монументов на улицах Харькова. Некоторые из них возражали против самой Людмилы Гурченко, поскольку считают ее бездарной актрисой. Но это – дело вкуса: была ли Гурченко бездарной или талантливой, оставят ли ее кинороли след в истории искусства – судить не нам, об этом будут судить потомки. Она не виновата в том, что сам по себе памятник, все эти опереточные шляпки и воланы, этот провинциальный лубок оказался ярким воплощением того стиля в городском искусстве Харькова, который с чьей-то легкой руки уже получил меткое название «Кернессанс» (видимо, по аналогии со стилем «быккоко», в котором отделан особняк экс-генпрокурора Пшонки). Колонну в этом же стиле – пафос, завитушки и позолота – нам в прошлом году пытались влепить прямо перед главным архитектурным достоянием города – Госпромом. Хвала небесам и небезразличным горожанам – не вышло. Тогда в горсовете решили творить по-маленькому – и снова провал. Герб города в виде рога изобилия и кадуцея так сказать украсил и без того украшенный реконструкцией сад Шевченко. «Любила жаба гадюку» – самая нежная метафора, которой удостоили харьковчане это творение, прочие были куда более нецензурными. Скульптура, рассчитанная на то, чтобы смотреть на нее с высоты птичьего полета, при взгляде с аллеи действительно имеет вид неприятно копошащихся насекомых.

На это можно возразить – дело вкуса. Но в случае с архитектурными и скульптурными потугами наших власть имущих дело в том, что их вкус очень устарел. Именно поэтому все творения придворных скульпторов вызывают такое отторжение: мы повзрослели. Мы видели, в какое произведение искусства может превратиться набережная благодаря творческой фантазии – на примере Батуми, какое умиление может вызывать садовая скульптура – на примере парка игуан в Амстердаме. Даже в маленьком украинском Бердянске это поняли. Потому не мучают горожан и гостей города монументальным пафосом, а устанавливают маленькие и веселые памятники бычку или сантехнику. Это, разумеется, не великое искусство, но это весело, это украшает городское пространство. Наши же «отцы города» застыли где-то между провинцией 80-х со «Славой КПСС»и лихими 90-ми, со стилем «братва на даче настроила фонтаны». И дело даже не в их возрасте – среди радетелей лубка есть совсем молодые люди, как 33-летний начальник Холодногорской администрации, который бегает по всему Фейсбуку за блогерами, которым не понравился памятник, и грозится их «взять на карандаш».

Вот этот примитивный, несгибаемый советско-бандитский стиль и вызывает такое отторжение харьковчан. Безусловно, я не идеализирую жителей города – большинство из них все еще являются горячими поклонниками «Кернессанса». Но после 2014 года мир немножко изменился, в городе появились и другие люди, и не считаться с ними уже не получится. Они не боятся ваших «взятий на карандаш».

Вместо послесловия 

Обиднее всего то, что «отцы города» упражняются в своем скульптурном недержании за наш счет. Только за один из элементов постамента под памятником Гурченко мы заплатили из городской казны почти 2 млн. грн. А реконструкция всего крошечного сквера затянула больше чем на 19 млн. грн.

×

Tакже вы можете позвонить в редакцию по телефонам (057) 763-12-12, 763-14-14 или отправить письмо.