• Четверг 15.11.2018
  • Харьков -2°С
  • USD 27.84
  • EUR 31.45

Хороший, плохой, злой: какой учитель нужен ребенку?

Общество 215
Хороший, плохой, злой: какой учитель нужен ребенку?

Преподавательская деятельность и научные интересы плюс графомания дают на выходе кучу мыслей (в направлениях новых, незнакомых, прежней инерцией дум не заданных) и спорадические текстоизвержения (к счастью, реже, чем мысли, но куда же без них). Задумалась, вот, о том, что такое хороший учитель.

Нашла тоже тему, ага, скажут здравомыслящие люди. О чем здесь, спрашивается, думать? Все вроде просто, особенно для детей, особенно если идти от противного. Плохой, абсолютно плохой, адски плохой учитель – это тот, который вместо обучения своих учеников ставит на первое место функцию надзора: сидеть, стоять, молчать, к ноге, фас (а, нет, последнее только для учителя). Следовательно, хорошим автоматически считается его противоположность: всех любит, всем доверяет, ни на кого не кричит, хвалит, мотивирует и верит, что его безупречные и гениальные ученики справятся сами со всеми учебными задачами, сдадут ЗНО и умчатся в закат, перебросив через седло аттестат и неизмеримую благодарность учителю (а, нет, последнее важно, скорее, для родителей).

К слову сказать, родители, если речь идет о школьных учителях, скорее всего, разделяют точку зрения своего дитяти. Но что если предстоит выбрать учителя для ребенка, нанять самостоятельно? Заплатить. Ему. Свои. Деньги. На что клиенты-родители будут ориентироваться в этом случае? Скорее всего, на результат, то бишь на эффективность нанимаемого учителя в его учительском статусе.

И вот тут-то система критериев очень-очень сильно изменится. Должна измениться. Надеюсь. Потому что, если нет… Ну, это уже отдельная неподъемная тема растраченного времени и выброшенных денег, а я сегодня предпочитаю поговорить о хорошем.

Конечно, учитель первого типа, условный Иванываныч, – диктатор-самодур, орущий на ученика из-за 3-минутного опоздания, не верящий ни одной медицинской справке и любое шевеление в классе встречающий выстрелом на поражение, – это несомненное зло. Учиться у него никто не хочет, да и положительный результат не очевиден. Успешно выжить здесь смогут только ОЧЕНЬ уравновешенные дети с ОЧЕНЬ сильной мотивацией, способные выжать необходимые знания даже из шлакоблока.

Но, как ни парадоксально, второй тип учителя, Мариванна, скажем, – тоже зло. Причем не меньшее. Да ну ладно, скажете вы. Она же такая хорошая-добрая-всепонимающая! Опоздал ученик? Не страшно! Не пришел вообще? Да не суть! Две недели не появлялся без уважительной причины, ничего не выучил, на уроке из телефона не вылазил? Да лишь бы на здоровье!

«Дети – цветы жизни, – говорит такой учитель. – Моя задача – не мешать им расти. В них уже все заложено. Важно не повредить. Учитель должен стать другом, а не наставником. Это нам, взрослым, надо у них учиться! Я – сторонник положительной мотивации».

Догадываетесь, что «вырастет» при таком подходе? Правильно: то, что растет само. Бурьян, то есть. Буйный и самобытный, но абсолютно никому не нужный: ни университету, ни работодателю, разве что маме да доброй Мариванне. Хотя нет, ей тоже не нужен – у нее уже фокус сместился на новое поколение сверхталантливых «бурьянят».

В чем же ошибка? В стратегии мышления, на мой взгляд. В привычке мыслить дихотомически. Если не белое, то черное. Если блондинки – дуры, значит, не-блондинки – умные. И т. д. Но такая инверсия не срабатывает. Срабатывает опора на эффективность – на то, что ведет к развитию, позволяет эволюционировать.

Можно с первым учителем эволюционировать? Да ни боже мой. С ним можно только деградировать. Такой Иванываныч – фильтр для послушных. Абсолютно не эффективных, не талантливых, не мыслящих, но – послушных: тихих и не высовывающихся. Когда-то, в условиях советской экономики, такие люди могли выжить и даже неплохо устроиться, сейчас же для них места нет. Рыночная экономика очень любит послушных и непроизводительных. Особенно если с трюфелями и под сливочным соусом.

Что касается Мариванны, то здесь ситуация не лучше. Мариванна не помогает развитию – она ему не мешает. Хорошо, конечно, если ребенок – прямой потомок ветхозаветных пророков. Тогда за 800-900 лет своей жизни он достигнет уровня развития, необходимого для эффективной деятельности. А если с предками не повезло, то он за свою обычную человеческую жизнь просто не успеет за окружающими и станет для вышеупомянутой рыночной экономики, ну, скажем, ростбифом. Под бокал шабли.

Проблема заключается в том, что и первый, и второй учитель – модели реализации одной и той же функции – надзора. Первый ее педалирует, второй – манкирует, спускает на тормозах. И это все. Это единственное различие. Уверена, денег будет жалко и на первого, и на второго. А на какого не жалко?

У китайцев есть притча о том, как очередной мудрец учил очередного дурака мудрости. А поскольку китайцы, по общепринятому мнению, мыслят образами, прям как Сезанн – яблоками, учил он тоже образами – метафорами. Дал ученику задачу – удержать воду в руке. Дурак воду в кулак зажал – вылилась. Ладонь раскрыл – опять фиаско. А вот сделав из ладошки «ковшик», уже-не-дурак воду не пролил, удержал.

Как мне видится, хороший учитель должен быть именно таким «ковшиком» (о, вот оно, подходящее слово. А то я с ужасом ожидала момента, когда, отбросив Иванываныча и Мариванну как неподходящих, придется выводить трансгендера в качестве учительского идеала). Самонаводящимся таким ковшиком, ставящим правильные задачи, следящим за темпом и правильностью их выполнения, и не допускающим расплескивания. Сил и мозгов, в нашем случае. Остальное – вопрос индивидуальной методики.

Иными словами, учитель должен не просто любить учеников и не мешать им работать над задачами, он должен выполнять свою работу: оттачивать схемы, находить подсказки, включаться в совместное решение задач, если это необходимо.

Так что (это такой ИМХО-вывод пока), выбирая между «злым» и «добрым» учителем для ребенка, лучше всего обоих послать лесом (опять же, осень, воздух, листики) и нанять хорошего. Учащего, то есть, и делающего это качественно.

×

Tакже вы можете позвонить в редакцию по телефонам (057) 763-12-12, 763-14-14 или отправить письмо.