• Понедельник 10.08.2020
  • Харьков +17.89°С
  • USD 27.65
  • EUR 32.68

«Где про скорые помощи?!» Экстренная медицина и политика

Общество    1284
«Где про скорые помощи?!» Экстренная медицина и политика

Последние недели самым ругаемым и узнаваемым человеком в области стал не политик или чиновник, а руководитель Центра экстренной медицины Виктор Забашта. С одной стороны, ситуация предсказуема, ведь в период эпидемий внимание к врачам приковано особенно, а с другой, он стал чуть ли не единственным медиком, на кого ополчились и власть, и активисты, и медиа. Самих пациентов и врачей тоже захлестнуло этой волной.

Но лично меня покоробило, что причиной для гневного поста губернатора Алексея Кучера стали не многие нарекания на работу «скорых» в ковидных случаях, а несчастный случай с иностранным гражданином. Свои – словно второй сорт. Вместе с друзьями иностранец снял в аренду футбольную площадку погонять мяч, а сердце не выдержало… Прибывшие медики не смогли его реанимировать. Как не прискорбно, случай не единичный. Из-за неожиданных сердечных приступов умирают и известные спортсмены на поле, где проблем с медоснащением нет, и дети на уроках физкультуры. Но Кучер «вдруг» стал неумолим.

«Протягом останніх місяців із різних джерел я отримував безліч негативної інформації про методи керівництва Віктора Забашти, і вона разюче відрізнялася від тієї картини, котру надавало нам керівництво Центру. Але смерть іноземного громадянина, у котрого було б більше шансів вижити, якби в швидкій було необхідне обладнання, стала останньою краплею”, — написал Кучер в соцсетях. После чего потребовал от Забашты самому уволиться, а если тот этого не сделает – принять такое решение облсовету, как уполномоченному органу.

Сам Виктор Забашта пояснил медиа, что претензий к работе и оснащению бригады не может быть: дефибрилляторы, о которых все писали, в машине были, но они не применялись, потому что по протоколам были не нужны – у иностранца были диагностированы асистолия и клиническая смерть (кардиограммой), потому реанимация в этом случае проводится иначе. Но эти объяснения публике уже были не нужны.

Громкое заявление губернатора вызвало аплодисменты в социальных сетях у некоторых активистов и части депутатов, которые давно критиковали работу Центра экстренной медицины и лично Забашты. В первую очередь, речь шла о том, что нет достаточного количества оснащения и лекарств в бригадах, в том числе средств защиты для тех, кто выезжает на ковидные вызовы, не выплачиваются своевременно 300% надбавки. Но такая же ситуация сложилась во всех других больницах Харькова – в частности, профильной инфекционке, которую также снабжали волонтеры, где также возмущались врачи, а руководство сначала отчитывалось, что все в порядке. Давайте говорить честно, так главвврачей приучила сама власть, так она от них требовала долгие годы. И если в других случаях общественность встала на защиту врачей и главврачей, требуя не делать из них «козлов отпущения», то с Забаштой все произошло с точностью до наоборот. Хотя вряд ли можно предположить, что его самого полностью устраивает не 100% оснащение службы и положение подчиненных. Но тот же Кучер, который в период эпидемии якобы случайно инспектировал «скорые», говорил о достаточной их готовности.

Однако сейчас мнение резко изменилось. Выборы близко, нужно искать поводы казаться справедливым и неумолимым. К тому же и новый советник губернатора, волонтерка Наталья Попова, которая не имеет медицинского образования, но оказалась на волне и получила статус именно активно поднимая в соцсетях тему притеснения рядовых медиков в период эпидемии, не скрывала, что она предложит главе ХОГА тему реформирования работы Центра экстренной медицины.

В соцсетях она написала:

Есть “скорые”. Там море нарушений:
– просроченные препараты;
– воровство денег на вымышленный ремонт, который по факту водители делают за свой счет;
– СИЗы, которые по сей день везут БФ, но на них были выделены деньги;
– мёртвые души в штате;
– разваленная “санавиация”;
– бригады, состоящие из фельдшера и водителя;
– единственная детская реанимация, которую изначально превратили в “скорую” под перевозку covid19.

При этом Наталья уточнила, что ее задача гораздо проще, чем прописать протоколы лечения и выездов автомобилей, мол, образование и ни к чему. То есть, если наладить работу и кардинально изменить не получится, то и взятки гладки. Этим она вызвала критику со стороны городского сектора, в частности, заместителя мэра по социальным вопросам Светланы Горбуновой-Рубан, которая отметила:

“Мне бы не хотелось, чтобы вот так вот налегке кто-то брался за такие вещи. Это очень ответственно. Это фантастически непросто. Здесь нужно быть не просто блогером, не просто активистом, не просто активной женщиной – здесь нужно быть очень глубоким политиком, хорошо знающим и здравоохранение, и гуманитарную сферу. Здесь нужны колоссальные знания и огромный жизненный опыт для того, чтобы принимать такие решения. Сегодня молодые люди почему-то решили, что необязательно все знать и уметь, можно просто хотеть. К сожалению, хотеть – этого мало, нужно обязательно знать и уметь».

А все дело в том, что недооснащение «скорых» и ремонты за собственный счет – не что-то новое, которое появилось во времена Забашты. Помните знаменитый предвыборный ролик Михаила Добкина про «Где про скорые помощи»? Так вот, ситуация с 2006 года не изменилась, и сейчас это тоже про «скорые помощи», только не в роликах, а в постах, как требует предвыборная кампания 2020 года.

А ещё должность руководителя любого КП в сфере здравоохранения – это доступ к закупкам оборудования, медикаментов и прочего необходимого. Деньги немалые, со “своими людьми” на таких должностях как-то спокойнее, гарантированный выигрыш в тендерных процедурах. Как говорится, ничего личного, только бизнес. Может, кому-то нужно именно это место, чтоб добраться до бюджетных закупок необходимого.

Несогласные врачи выходили на пикеты и говорили о критическом состоянии службы и в 2006, и в 2009, и в 2016, когда произошла трагическая авария на Тракторостроителей. Когда в машине, которая еще за час до этого числилась в ремонте, погибла почти вся бригада и маленький пациент.

Только несогласных врачей уволили, а профсоюз упразднили задолго до создания Центра и назначения его директором Виктора Забашту в 2013 году. А остальные работники не слишком протестовали против такого положения дел. Ведь не секрет, что часть средств, которые, в том числе, шли на ремонт машин, они получали и от пациентов – в качестве благодарности за приезд на вызов. Работа Забашты при этом полностью устраивала местные власти – в 2018 с ним легко продлили контракт, кандидатуру никто не обсуждал, несмотря на то, что он возглавил службу при одном губернаторе в 2013, а продолжил работу совсем при другом.

Безусловно, работа системы экстренной медицины, как и медицины в общем, требует тотального реформирования, качественного оснащения, достойных условий труда медиков. Но было бы наивно думать, что этому поможет рубка голов с плеч, особенно в преддверии предвыборной кампании.

×

Tакже вы можете позвонить в редакцию по телефонам (057) 763-12-12, 763-14-14 или отправить письмо.