• Вторник 22.09.2020
  • Харьков +17.89°С
  • USD 28.2
  • EUR 33.2

Ковидный светофор: жизнь в зоне

Ковидный светофор: жизнь в зоне

После весеннего карантина, который был скорее основан на страхе перед неизвестным, и определенным летнем попустительством, потому что происходит сложно назвать просто послабление, правительство поделило Украину на зоны. Эдакий компромисс между экономикой и медицинской безопасностью, которому уже многие не доверяют. Мол, в наших реалиях, ни волки не будут сыты, ни овцы целы.

Идея деления на зоны проста: в тех регионах, где заболеваемость растет, карантинные меры усиливать, там, где находится под контролем и идет на спад – ограничения послаблять. Но в этой предложении есть несколько изъянов – реальное соблюдение прописанных ограничений, реальная статистика заболеваемости, и хотя бы предположительные сроки «окончания отсидки». Иначе жизнь в зоне больше будет похожа на апокалиптические истории по дискриты, из которых стоит бежать.

В августе в правительстве решили делить страну на зоны – зеленую, желтую, оранжевую, и красную, –  вводить и пересматривать ограничения в них каждые пять дней в зависимости от эпидситуации. Главным критериями «покраски» в регионах стали загруженность коек в больницах и количество проведенных тестов и коэффициент выявления случаев инфицирования COVID-19. Чем больше – тем ярче цвет региона. При этом реальный карантин ждет только тех, кто попал в красную зону. Там запрет на все, как весной: и на транспорт, и на школы, и на работу практически всех учреждений и бизнеса. В остальных – обязательный масочный режим, который по-хорошему не соблюдают даже в правительстве и больницах, – и отдельные ограничения на работу домов престарелых, массовые собрания, работу спортзалом и кафешек в ночное время (как будто, но ночам ковид заразнее). При этом, если говорить серьезно, реально соблюдать хоть как-то карантин можно заставить людей только в красной зоне – некуда и нечем ездить. Но это смерть экономике и психологическому климату во многих семьях. Реально, на этот шаг власти решаться только в случае испанско-итальянского весеннего варианта. Или политической необходимости, выборы по осени как никак)

В остальном, как складывается впечатление, принята государственная стратегия, которая вкладывается в одно слово «петлять». То, что петлять можно, получится, показывает ошибка первых зональных дней. Когда Харьков вдруг «покраснел» из-за скачка заболеваемости, а через несколько часов вновь стал зеленым. Не красным или желтым, а именно зеленым. Ошибка, человеческий фактор, пояснили в МОЗ. Там же днем из красной зоны вывели Луцк и Тернополь, где просто на региональном уровне отказались вводить тотальный карантин.

Сейчас Харьков желтый, местами оранжевый. В горсовете заместитель мэра по социальным вопросам Светлана Горбунова Рубан назвала это предупредительным сигналом светофора.

Нас предупреждают: если мы и дальше будем себя неправильно вести, и у нас будет увеличиваться количество позитивных результатов ПЦР-тестов, то включится на этом светофоре красный свет. Люди часто ведут себя, как считают нужным, а вести себя так – значит, получить «оранжевую» зону”, – отметила чиновница, акцентируя внимание на том, что харьковчанам необходимо ответственно относится к требованиям санврачей и карантинным ограничениям.

“Если мы выйдем сейчас на улицу, мы увидим, что люди не находятся в масках, если мы зайдем в метро, ​​мы увидим, что люди в вагонах тоже без средств индивидуальной защиты. На входе в метро, ​​если кто-то пользуется, пропускают в маске, люди заходят, снимают маски и заходят в вагоны в масках. А как показала практика, исследования все, как раз почему сейчас такая вспышка? Потому что там, где есть метро, ​​там наибольшее распространение, – поругал местных жителей и губернатор Алексей Кучер, после решения о введении некоторых органичений на сбор людей из-за перехода региона в желтую зону. Только за последние сутки в Харькове официально выявили 90 новых случаев”.

При этом, несмотря на публичные заявления, местные  власти рапортуют про готовность школ и садов работы осенью, хотя рост заболеваемости наблюдается во всем мире, и не готовности останавливать транспорт и вводить тотальный карантин.

А все почему, потому что статистика –  вещь условная. Если весной люди вообще не верили, что ковид существует, потому что знакомые с таким диагнозом были у единиц, то сейчас, огромные сомнения вызывает учет заболевших. Одним из оснований перевода в новую зону есть заполненность коек. У двоих моих знакомых подтвердился ковид, двухсторонняя сложная пневмония, температура, кашель, проблемы с дыханием. В начале эпидемии депутаты с меньшим количеством признаком попадали в больницу. Одного госпитализировали со скандалом и благодаря настойчивости родных, второго везти отказались, вернее усадили в скорую(обычную, не «чумную»), и сказали повезут в инфекционку, но по дороге сердечника с инфарктом захватят, чтоб два раза не ездить. Он сам сошел. Лечился в поликлинике, ходил на прием, сидел в общем коридоре, компьютерную томографию делал за свои, и по своей инициативе (и то, в некоторых центрах отказали – подозрение на ковид?! Не-не, куда обратиться семейный врач не знает). Бесплатных тестов контактным членам семьи не делали. Вот вам статистика по тестированию и заполненности коек.

А в районной больнице брата, который лежал в неврологии, вообще закрыли в палате с обрезанной баклажкой для того, чтобы справить нужду только на основании того, что он лежал на койке рядом с мужчиной, у которого подозревали кронавирус. Выпустили, когда тесты не подтвердились. Но когда у знали, что уже дома поднялась температура и трудности с дыханием, госпитализировать и проверять не стали – парацетамол и безрецепторные антибиотики наше все. А ковид не ковид – статистика умалчивает.

Именно поэтому карантинную стратегию государства кроме как «авось, пропетляем» назвать сложно. У нас даже о вакцинах как о чем-то несбыточном на следующий год, хотя в Европе и США уже спорят и о количестве доз, и о цене. Но вдруг повезет, и Китай или Европа поможет.

×

Tакже вы можете позвонить в редакцию по телефонам (057) 763-12-12, 763-14-14 или отправить письмо.