• Пятница 22.03.2019
  • Харьков +4°С
  • USD 27.26
  • EUR 31.04

Молчит – значит ворует. Почему государство с нами не разговаривает?

Молчит – значит ворует. Почему государство с нами не разговаривает?

Весь государственный аппарат Украины – от поселковых советов до Администрации Президента – вещь в себе. Эта параллельная Вселенная, которая существует на наши налоги, но не желает иметь с нами никакого дела.

Молчание это – не просто пережиток советского режима и отсутствия гласности. В тишине легче считать деньги. Наши деньги.

Практика закрытых дверей

В марте начался очередной этап монетизации субсидий – помощь на оплату жилищно-коммунальных услуг гражданам стали выдавать на руки живыми деньгами. Первыми ее должны были получить пенсионеры, вместе с пенсией. По данным Минсоцполитики, 45% пенсионеров получают пенсии через «Укрпочту» – либо в отделениях, либо из рук почтальона. Так вот, одни из этих субсидиантов свои выплаты получили, а другим принесли голую пенсию. Растерянные люди принялись атаковать местные управления социальной защиты и «Укрпочту», спрашивая, что происходит. Ответ они не получили. Зато получили счета на оплату коммуналки, которые порой в полтора-два раза превышают их пенсию. Не находя ответ на свой вопрос в органах, которые обязаны его дать, люди делились бедами в соцсетях. Так о проблеме узнали и мы, журналисты. И принялись искать этот ответ.

В Минсоцполитики ответа не нашлось. Их пресс-служба бодро отрапортовала: монетизация субсидий проходит планово и без сбоев. На вопрос, что происходит, мне предложили написать официальный запрос, ответ на который можно ждать несколько дней – дней, в течение которых пенсионеры будут оставаться в неведении. О том, что же случилось, мне удалось узнать, позвонив на личные телефоны высокопоставленных чиновников – в областной администрации и райадминистрации одного из районов. Оказалось, что в электронном документообороте между Пенсионным фондом и Минсоцполитики произошел сбой, потому часть пенсионеров система не распознала как пенсионеров, и теперь им нужно получать свои субсидии через «Ощадбанк». Казалось бы – простая техническая ошибка. Можно подумать: неужели стоит большого труда выпустить пресс-релиз с разъяснениями? Дескать, все мы люди, всем свойственно ошибаться, техника подводит, потому извините нас, пожалуйста, этого больше не повторится. Вместо этого – полнейшая тишина. Людей держали в неведении до 13 марта, только в среду некоторые чиновники министерств и ведомств соизволили что-то прокомментировать моим коллегам (подозреваю – после настойчивых просьб и уговоров). Стоит ли говорить, что никто и не подумал извиниться?

Извинения просто не могли прийти в голову ни одному человеку из этой системы – начиная от рядового кассира в «Укрпочте» и заканчивая министрами. Потому что принцип государственной власти в Украине держится на том, что есть они, и есть – мы. Есть высшая каста госчиновников, и есть те, за счет кого они живут, налогоплательщики. И между этими двумя кастами – непреодолимая стена.

Я бьюсь об эту стену все почти 20 лет, что работаю журналистом. Каждый из моих коллег имеет кладбище несостоявшихся статей или сюжетов, которые не вышли в эфир только потому, что чиновники не сочли нужным ответить на оформленный по всем правилам запрос. Никто из них не понес за это наказания. Все получение информации в Украине строится на личных связях: тебе что-то расскажут, если у тебя есть личный телефон чиновника, и чиновник этот лояльно к тебе относится. Так было во время президентства Леонида Кучмы, так происходит и во время президентства Петра Порошенко. Информация о работе государственных органов – тайна за семью замками для украинцев, которые эти самые органы содержат. Это знает каждый человек, который обращался хотя бы раз в жизни в какой-нибудь совет или управление: чтобы получить пустячную справку, нужно пройти все круги ада.

Кокон для хищений

Расследование Бигуса о хищениях в «Укроборонпроме» показали, что это молчание – неспроста. В США военный бюджет закрыт всего на 3%, в Украине – на все 100%. Они молчат, потому что им есть что скрывать. Это что-то – наши деньги. Яркий пример: заседание исполкома Харьковского горсовета 20 февраля, на котором должны были в который раз обсудить тарифы на проезд в транспорте. Традиционно все эти заседания проходят в среду, в 15:00. Так вот, это заседание провернули в 9 утра, не известив об этом журналистов. Общественность постфактум «порадовали» принятым тайком решением: проезд все равно будет по 6 и 8 гривен. Суд остановил действие старого решения на время судебного разбирательства по иску общественной организации «Харьковский антикоррупционный центр», но в исполкоме не растерялись и живо состряпали новое – за закрытой дверью. Всегда следует помнить: если чиновники не пускают вас за какую-то дверь, то за этой дверью крадут ваши деньги – в эту самую минуту.

А теперь вернемся к пресловутым субсидиям. Помня о чудесных фактах подковерных грабежей, можно и призадуматься: а был ли сбой таким уж техническим? Или, может, кому-то захотелось провернуть миллионы гривен через свои счета, а бабушки пусть там хоть обождутся почтальона?

Отдельно – о практике приносить извинения обществу, вернее, не приносить их никогда. Это где-то в Японии министр может извиниться перед парламентом за трехминутное опоздание. В Харькове на каждый визит важных гостей – министров или президентов – традиционно сгоняют некий актив организации или завода, куда высокое начальство изволит поехать. Сгоняют за несколько часов до приезда, и люди часами стоят на ногах в цехах или даже в чистом поле. Извиниться? Нет, не знаем. Система, к сожалению, воспроизводит сама себя. Что в 2004 году к приезду Кучмы харьковчанам запрещали открывать окна на улице, где проезжали высокие лица, что в 2019-м – уже во время визита Гройсмана.

Сейчас, в XXI веке, Украина все еще – закрытое общество, разделенное на сословия, между которыми стоит высокая стена. И это очень опасно для нас, потому что, как показывает история, государства, где элита закрывается в кокон от остальных граждан, обречены. Так было накануне больших социально-политических революций, например Великой французской или периода русских революций начала XX века. Так было и накануне украинских революций – но мы, похоже, очень любим ходить по граблям.

×

Tакже вы можете позвонить в редакцию по телефонам (057) 763-12-12, 763-14-14 или отправить письмо.