• Пятница 27.01.2023
  • Харьков
  •   -3°С
  • USD 36.57
  • EUR 39.84
  • 🟢

Стал на защиту Харькова на протезе, жена — волонтерит: история семьи Кашпуров

Интервью   
Стал на защиту Харькова на протезе, жена — волонтерит: история семьи Кашпуров Фото: из семейного архива Кашпуров

Победитель «Игр Героев», самостоятельно на протезе сдвинувший с места Ан-26 в Чугуеве, сейчас снова на войне. С первых дней Роман Кашпур защищал Харьков, сегодня воюет в составе 92 ОМБр.

История чрезвычайного военного Романа и его надежного тыла – жены-волонтера Юлии – в рубрике МГ «Объектив» – «Объективные истории». Елена Скалецкая рассказывает истории украинских бойцов, врачей, детей и их родителей, вывезенных из оккупации, матерей, потерявших сыновей на фронте, волонтеров и многих других.

Елена Скалецкая

Все они записаны от первого лица – по словам самих героев.

«Если я на одной ноге могу 16 тонн протащить, — тебе слабо?!»

Юлия: «Еще до встречи с Ромой сначала я познакомилась с будущими свекрами. Кашпуры — Тамара и Александр — приехали в госпиталь на операцию сына. Помню, как сейчас, Рому после реампутации. Нет части ноги, и он улыбается и говорит: «Теперь я «железный Скиф».

Роман Кашпур - участник "Игор Героев"
Фото: из семейного архива Кашпуров

А его отец шутит, мол, ногтей меньше срезать, а какая экономия на носках. Хотя, кстати, носки на протезе изнашиваются быстрее. Я с 2014 года занимаюсь вопросами реабилитации наших ребят после ранений. Знаю точно: поднимешься — даже без двух ног — и пойдешь по жизни дальше, если близкие не опустили руки.

Он и в «Игры Героев» пошел соревноваться, чтобы доказать другим, что и без конечностей жить можно и нужно. Ну, «если я на одной ноге могу 16 тонн протащить, — тебе слабо?!» Это он с АН-26 рекорд установил.

Роман Кашпур тащит Ан-26 в Чугуеве

Он продолжает дело тех ребят, которые когда-то вдохновили его. Участники «Игр Героев» в Харькове пришли в военный госпиталь, чтобы показать, как после ампутаций конечностей можно жить, тренироваться, побеждать. Его любимый а фраза: «Все четко!» — то есть прорвемся. Это были его первые слова, когда он подорвался и звонил маме: «Мама, не реви. У меня все четко!»

«И после Победы я буду идти на рекорды»

Роман: «Только увидев ранения, я понял: будет ампутация. Надо дотерпеть до госпиталя, потом — операция, и готовиться к протезированию. Такой план помогает идти дальше, даже без ноги. Если ты идешь на фронт осознанно, ты должен понимать, что может быть все. А если ампутация, просто прими себя другого и открывай новую страницу в своей жизни». Первый мой вопрос к врачу: «Когда я стану на ноги?» Около года у меня заняла реабилитация. Поэтому набирайтесь терпения — и все получится. И после Победы я буду идти на рекорды. Когда тебя успокаивает психолог, убеждая, что можно жить и без ног или рук, это не так мотивирует, как пример такого же человека. Я просто встаю с дивана, надеваю протез — и хожу. Не жалею себя».

«Хватит мне носить борщи, перевози вещи»

Юлия: «До нашей совместной жизни, мы больше говорили по телефону, чем виделись. Просто мы говорили на одном языке, нас очень много связывало. Рома в 2016-м пошел добровольцем на фронт. А я из Купянска, поэтому первых украинских беженцев из Донбасса увидела уже в 2014 году, тогда же и занялась волонтерством, как и вся моя семья. Мой брат пошел воевать в первую волну. Весной 2019-го я уже жила в Харькове с маленьким сыном, и Роман после очередной реабилитации заехал в гости. Он приехал на протезирование, но в один прекрасный момент сказал: «Давай жить вместе». Он снял квартиру вблизи детского сада, куда ходил Иван, и сказал: «Хватит мне носить борщи, перевози вещи». Так и вышло, что пришел, увидел, победил. Когда рядом с тобой такой сильный духом человек, начинаешь чувствовать себя иначе. Его протез — не слабость, а особенность».

Семья Кашпуров во время установления рекорда в Чугуеве

Роман: «А я и не вижу разницы. Ложишься спать – снял ногу, проснулся – прицепил, и даже спать в протезе можно. Я не считаю себя инвалидом, и Юля никогда не обращала на это внимание. «Мне важно, что у тебя в голове, — говорила она, — и как ты относишься ко мне и к ребенку». А для меня было важно в нашем общении сначала ее отношение к сыну. Когда я увидел ее как мать, понял, что с Юлею хочу строить семью и воспитывать наших детей.

«Украинцев не одолеть, если наши ребята побеждают врагов на протезах и костылях»

Юлия: «С начала нашего знакомства он не скрывал, что хочет вернуться на фронт. Отсутствие правой ноги не останавливало. Современные протезы позволяют бегать, прыгать, и даже устанавливать рекорды — и он это доказал. «Тогда мы пойдем вместе», — сказала я. Так мы планировали сделать 24 февраля 2022 г. Когда началось полномасштабное наступление и Харьков содрогался от взрывов, мы решили отвезти детей в Винницкую область к Кашпурам. На тот момент у нас уже родился Саша. Мои папа с мамой, к счастью, покинули Купянск немного раньше, и мы были вместе. В родительском доме Романа его отец Александр Николаевич устроил мятеж: «Мать должна остаться с детьми! Как это — оторвать малыша от груди!». И он поехал вместо меня, занялся волонтерством, а Рома отправился защищать Салтовку.

Читайте также: Волонтерами нас назвали люди: военная история продюсера из Харькова

Сколько ребят уже погибло, побратимов Романа и наших знакомых. Всех помним и оплачем после Победы. У меня за это время слезы навернулись лишь однажды — когда впервые увидела разбомбленный центр Харькова. У Ромы в подразделении воюют и такие же, как он, – после ампутаций. Дмитрий Гержан «Тритон» его старый друг, еще из «Правого сектора», тоже там.

Роман Кашпур и его сослуживец "Тритон" воюют на протезах
Фото: из семейного архива Кашпуров

У них много работы и сейчас: учат новичков, как поражать врага и беречь себя. Они называют себя братьями, и это не просто слова. Когда Рома узнал, что его лучший друг взорвался на мине — еще тогда, в 2019 году, — он сразу прибежал к нему в госпиталь. «Тритон», кстати, был свидетелем на нашей свадьбе. Вот так они и воюют вместе – с протезами на правых ногах. Смеются: «Ну, мы же правосеки — из «Правого сектора». А их командир Виталий Билоус «Белый» дважды подрывался, вторую ногу не ампутировали, но в тот момент он был еще в шине. Украинцев не победить, если наши ребята побеждают врагов на протезах и костылях».

«Каждый из ребят делал свое дело на своем месте, поэтому Харьков выстоял»

Роман: «Я не случайно ехал защищать Харьков — город, который стал для меня родным. Из боевого опыта понимал, что близость к границе сделает его уязвимым для обстрелов и вражеских атак на длительный период. Мне посчастливилось встретить Виталия Белоуса и Сергея Быстрова, когда они формировали подразделение добробата и обороняли Салтовку. Сначала у нас было только стрелковое оружие, поэтому коптеры, машины и другое оборудование, которое собирала Юля с волонтерами, реально помогали воевать. Именно там, в боях, я оценил, как важна поддержка тыла. А мой тыл — это Юля — жена, мать наших детей и волонтер. За это и воюю, как и каждый украинец: за свою семью, дом.

Россияне использовали проверенную тактику «выжженной земли», накрывая нас артиллерией, а затем пытались заходить. Но в ближнем бою они слабы. А у нас в каждом окне их ждал автомат. Просто каждый из ребят делал свое дело на своем месте, потому Харьков выстоял».

«Горжусь тобой и тем, что ты делаешь»

Юлия: «Это стало для меня высшей похвалой. Когда Рома сказал: «Ты такую
работу здесь, в тылу, делаешь, что и десять не потянут, а на нуле ты была бы просто единица». Да, бывало, что и часа в сутки не спала, когда нужно было организовать зеленые коридоры для доставки на передовую дронов, машин, тепловизоров, бронежилетов, обмундирования – да еще много всякого. Моя война была здесь, а Рома мне звонил из Харькова по видеосвязи. Я видела, как он и ребята пригибаются, сидя в укрытии, потому что начался очередной обстрел. Так полгода он ходил на штурмы на «купальной» ноге. Этот протез используют, чтобы просто по дому ходить, купаться. Его старый протез не годился, а новый не успели заменить. Но Рома на одной ноге любому двуногому фору даст.

«Шестерых на протезах тогда на Салтовке встречал»

Роман: «Когда видишь, как они из танка по домам стреляют или больницам, то на адреналине и без ноги побежишь бороться. Я шестерых на протезах тогда на Салтовке встречал. Украинцев не победить, мы ругаться можем между собой, но когда надо — забыли обиды и объединились».

Юлия: «Ивану уже семь, Саше полтора, а их отцу 25. Они как друзья. Суровый отец в нашей семье — это мама. А с папой можно все. Роман продолжает служить, после добробата в Харькове, потом — в спецподразделении «Kraken «, сейчас — в 92 бригаде ВСУ.

Я продолжаю курировать доставку всего необходимого нашим ребятам на передовую. А нужно все: машины, дроны, тепловизоры, буржуйки, горелки, спальники, теплая одежда. Впереди – зима. Поэтому рады любой помощи. Чем больше, тем больше ребят сохраним и быстрее победим. Украина воюет целыми семьями, каждый — на своем месте. Нас не одолеть».

Автор: Елена Скалецкая

  • Категории: Интервью, Общество, Украина, Харьков; Теги: , , , ;

  • Чтобы узнавать о самом важном, актуальном, интересном в Харькове, Украине и мире:
  • подписывайтесь на нас в Telegram и обсуждайте новости в нашем чате,
  • присоединяйтесь к нам в соцсетях: Facebook , Instagram , а также Google Новости,
  • смотрите в Youtube, TikTok, пишите или присылайте новости в нашего бота.
  • Вы читали новость: «Стал на защиту Харькова на протезе, жена — волонтерит: история семьи Кашпуров»; из категории Интервью на сайте Медиа-группы «Объектив»

    • • Больше свежих новостей из Харькова, Украины и мира на похожие темы у нас на сайте:
    • • Воспользуйтесь поиском на сайте Объектив.TV и обязательно находите новости согласно вашим предпочтениям;
    • • Подписывайтесь на социальные сети Объектив.TV, чтобы узнавать о ключевых событиях в вашей стране и городе;
    • • Дата публикации материала: 27 ноября 2022 в 10:15;
    • Корреспондент Елена Скалецкая в данной статье раскрывает новостную тему о том, что "Победитель «Игр Героев», самостоятельно на протезе сдвинувший с места Ан-26 в Чугуеве, сейчас снова на войне. С первых дней Роман Кашпур защищал Харьков, сегодня воюет в составе 92 ОМБр".